Здравствуйте.

Меня зовут Юлиана Олеговна Пучкова, я индивидуальный психолог (немедицинский психотерапевт) для взрослых и детей, член Ассоциации детского психоанализа и Российского общества песочной терапии.

Форма работы:
— Консультации для взрослых людей , в том числе дистанционно (Скайп, Зум, Вотсап).
— Психологическая работа с детьми (включая консультации для родителей), возможна удаленная работа по интернету.
— Супервизии для коллег-психологов, в том числе по работе он-лайн.

Только по предварительной договоренности (+79852101014, juliana.puchkova@gmail.com).


В связи с карантином из-за коронавируса психологи работают он-лайн — обычно в Skype, Zoom или WhatsApp.

Сейчас я провожу удаленно:
— индивидуальные консультации (для взрослых клиентов и детей от 7 лет),
— родительские консультации по вопросам отношений с детьми (любого возраста).

В моем кабинете предпринимаются все обычные для таких ситуаций меры дезинфекции, применяемые в больницах и детсадах: обработка мебели и предметов хлоргексидином для рук, соблюдение дистанции и т.д. Однако, по-видимому, разумнее работать с психологом удаленно до тех пор, пока ситуация в городе не станет достаточно безопасной для очных встреч.

Для психотерапии он-лайн вам надо самостоятельно позаботиться об условиях для себя, чтобы в течение встречи (50 минут) вам никто бы не мешал и не мог вас слышать и видеть. Вам понадобится:
— компьютер / планшет / телефон с доступом в интернет,
— веб-камера (обычно встроена в большинство гаджетов),
— наушники (желательно).

Для детской психотерапии он-лайн об этих условиях могут позаботиться родители — организовать ребенку место, время и оборудование для его общения с психологом.

Вы можете написать мне, чтобы обсудить организационные и технические вопросы, как вам обустроить свою терапию он-лайн: juliana.puchkova@gmail.com


День и время приема

Понедельник, вторник, среда и четверг, в настоящее время — только он-лайн (очные встречи возобновятся после завершения карантинных мер в Москве). Сейчас свободно время:

  • понедельник: —
  • вторник: —
  • среда: 17.00 и 18.00.
  • четверг: 13.00 и 14.00.

Для отдельных встреч раз в 1-2 месяца с родителями ребенка, находящего у меня в терапии, возможно также время в пятницу и воскресенье.

Если вам не подходит ни один из свободных часов, возможна запись в лист ожидания (juliana.puchkova@gmail.com).


Длительность встречи

* индивидуальная встреча (со взрослым / ребенком / подростком) — 50 минут;
* консультация для родительской пары, семьи — 1 ч 20 минут (первичная) или 50 минут (регулярная).


* Летний перерыв в работе — календарный август.


Место встречи

Очные встречи проходят в кабинете недалеко от станции метро «Китай-город» (студия «Хитровка»). В настоящее время работа происходит только он-лайн. Я вернусь к работе в кабинете после завершения карантинных мер в Москве.

Психотерапия по Скайпу / Зуму / Вотсапу: вам надо самостоятельно обеспечить себе условия, в которых вам в течение встречи (50 минут) никто бы не мешал и не мог вас слышать и видеть.


Запись на прием:
juliana.puchkova@gmail.com


Методаналитическая психология (юнгианский анализ) и кляйнианский анализ, включая анализ сновидений и песочную терапию (Sandplay therapy).

Подробно о моей подготовке и опыте >>>


Если вам нужна бесплатная психологическая помощь, то вот список служб и специалистов, ее предоставляющих.

Если вам нужна не только психологическая, но и юридическая помощь в сложной семейной ситуации, вы можете обратиться, например, в проект «Насилию нет»:

*****

Как я понимаю психологическую помощь

Моя работа заключается в том, чтобы помочь человеку встретиться с чем-то в нем самом, что ускользает от его сознательного взгляда и из-за чего возникают заметные проблемы.

Только сам человек — будь он ребенок или взрослый — способен проделать собственную внутреннюю работу по восстановлению таких связей, точнее, на это способна его душа. Моя роль — создать в нашем общении такие условия, в которых такая работа души протекала бы наиболее эффективно.

Эти условия — специально организованное общение (психологические консультации, или сессии) 1 или 2 раза в неделю, в ходе которого клиент свободно делится любыми своими переживаниями, историями или размышлениями, а я помогаю обратить внимание на то, что лучше заметно со стороны, с позиции слушателя. Если это детская терапия, ребенок играет (для этого в кабинете есть все необходимое) и свободно выражает себя, свои чувства и потребности, и психолог помогает ему понять самого себя, повысить осознанность, помочь психике справиться со сложными переживаниями.

Используя свои навыки, жизненный и профессиональный опыт, я помогаю соединить то, что известно вашему сознанию, с бессознательными содержаниями вашей же психики.

Для этого бывает полезно:

* Анализировать ваши переживания в отношениях / общении с другими людьми, нюансы ваших фантазий и реакций, то есть ту тонкую ткань, из которой скроена внутренняя картина: в каком мире я живу, кто меня окружает, кем мы друг для друга выступаем, чего я могу ожидать и на что надеяться. Материалом для такого анализа могут выступать и ваши нынешние, и прошлые (в том числе детские), и возможные будущие отношения. Это контакты как с близкими людьми, так и с более широким окружением, включая меня как вашего психотерапевта. (Это кляйнианский подход)

* Находить аналогии в общечеловеческом эмоциональном наследии, нашей общей копилке опыта. В качестве таких аналогий, подобий, отражений, помогающих понять душевные содержания, может использоваться любая образная продукция. У ребенка это игра с ее персонажами и сюжетами, рисунки и песочные композиции. У взрослого — сновидения, свободное воображение, те же рисунки и песочные композиции, а также ассоциации с образами и сюжетами из культурного контекста — от искусств до бизнеса, от компьютерных игр до политики — любой сферы, лично вам близкой и знакомой. (Это юнгианский подход)

Такой обогащающий восприятие подход дает возможность увидеть более объемную и полную картину происходящего в вашей жизни и в вашей душе, уловить общую логику переживаний, отношений и событий, увидеть складывающийся узор и прийти к конкретным выводам: что на самом деле важно, что принесет настоящую радость, к чему стоит прикладывать усилия, что можно изменить, а что следует принять как есть, справиться и двигаться дальше.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов

Каждый человек ищет и находит собственные ответы на свои вопросы, моя работа – качественно организовать сам процесс поиска этих ответов. Подробнее о том, как проходят психологические консультации, обо мне и моей деятельности в качестве индивидуального психолога, о том, в чем заключается помощь психолога, можно узнать здесь:

■ «Мои консультации со взрослыми людьми»
■ «Родителям / Что такое детская психотерапия / О чем говорить с детским психотерапевтом
■ «О методе»
■ «Обо мне»
■ «Сэндплей (юнгианская песочная терапия)»
■ «Толкование сновидений» (см. также в Фейсбуке)
■ «Как работать с психологом»

Как связаться

Чтобы записаться на прием или что-то уточнить, напишите мне — juliana.puchkova@gmail.com или позвоните +7 985 210-10-14. Подробнее о контактах, расписании, стоимости и формах оплаты >>>

Опишите вкратце суть психологической проблемы или темы, с которой вы хотели бы поработать, и мы договоримся о встрече. Со взрослым клиентом я обычно предлагаю для начала провести две встречи, чтобы по результатам сказать, готова ли я работать дальше, могу ли помочь и в чем. А вы решаете, есть ли у вас желание продолжать процесс, на основе того, чувствуете ли вы понимание с моей стороны, есть ли ощущение, что от нашей работы будет толк.
Для детской психотерапии также нужны несколько встреч для оценки ситуации: 1 встреча с родителями (важно присутствие и папы, и мамы) и 3 встречи с ребенком отдельно от родителей. После этого я смогу сказать, готова ли я работать, смогу ли помочь (и тогда мы обсудим и согласуем общую стратегию), или направлю к другому специалисту. А у родителей есть шанс новыми глазами взглянуть на ребенка и его трудности, поделиться своими сложностями, получить первую поддержку, лучше сориентироваться в ситуации.

Продолжительность терапии

В общем случае — от 6 месяцев до нескольких лет.
Однако это вопрос всегда открытый, здесь не может быть однозначного плана и заранее известного количества встреч. С одной стороны, вы сами почувствуете и поймете, когда процесс подойдет к концу и будет достаточно. С другой стороны, для ориентира, по моему опыту, на том уровне личностных процессов, на которые ориентирован метод аналитической психотерапии (идет ли речь о взрослом или о ребенке), результативным оказывается процесс длительностью не менее 6 месяцев, и далее устный контракт имеет смысл продлевать на год/сезон и при необходимости продлевать.

Как завершается психотерапия

В любом случае вы, разумеется, можете в любой момент завершить или на время прервать психотерапию, это ваше право. Есть лишь два условия завершения, чтобы оно прошло наилучшим образом и не повредило, а закрепило результаты:
1) мы с вами его обязательно обсуждаем,
2) после принятия решения нам нужно встретиться еще несколько раз (сколько — зависит от того, как долго мы работали до этого), чтобы дать процессу нормально остановиться.
Особенно важны завершающие встречи в работе с ребенком, потому что не он сам принимает решение, и ему необходимо понять происходящее и попрощаться. Перерывы делаются на время отпусков и поездок, и договоренность о графике встреч, перерывах и переносах всегда индивидуальна.

(с) Юлиана Пучкова, частные консультации, психотерапия он-лайн, детская психотерапия, индивидуальный психолог, толкование сновидений, песочная терапия (сэндплей) Москва, Китай-город. Запись на прием: juliana.puchkova@gmail.com

>

Разговор с психологом: кто определяет, о чем пойдет речь?

Казалось бы, в чем тут вообще проблема, — просто человек излагает свою жалобу, сложность, задачу, как он ее видит, и ожидает помощи. А психолог определяет, какие дополнительные вопросы задать, чтобы предложить правильное решение. Значит, надо отвечать на эти вопросы, и все будет в порядке? Нет.

Во-первых, жалоба — это еще не определение проблемы, а лишь симптом, то, как человек себя чувствует, то, что попадает в его сознание. На допущении, что мы не осознаем некоторую часть себя, строится не только психоаналитический подход, но фактически и множество других направлений. Отличаются они зачастую тем, в какой пропорции находятся сознание и бессознательное (что часть чего и насколько большая часть скрыта от сознания) и каковы наилучшие пути к налаживанию нарушенной связи между ними. Что же именно стоит за осознаваемым страданием, в чем именно состоит суть проблемы, понять бывает очень сложно, и зачастую этому и посвящена вся работа с психотерапевтом. Не случайно в названии подхода используются слова «аналитический», «анализ». Когда зерно будет найдено, возможно, это и будет результат и завершение работы, так как решение будет очевидным и естественным образом вытекать из достигнутого понимания.

Соответственно, процесс общения с психологом — это тщательное исследование вашей психической реальности, ее изучение во всех возможных аспектах, чтобы понять, что именно там пошло не так. А единственным человеком, который имеет доступ к этой реальности, являетесь вы сами. И только вы можете эту свою внутреннюю реальность наблюдать, а психотерапевт будет вашим связным «на берегу», тем, кому вы будете вести репортаж из своего внутреннего мира, в диалоге с кем вы сможете обсуждать и осмыслять данные этого наблюдения и делать выводы. Тогда вопрос о том, что говорить психологу, стоит так: как и какой собирать материал о своей душевной жизни, за чем именно наблюдать и в какой форме это сообщать?

Поэтому на встречах с психологом важно использовать возможность и излагать все, что вы думаете и чувствуете, не дожидаясь, что вам предложат анкету или вообще какие-либо вопросы. Именно так — в максимально свободной форме — вы сможете дать вашему психотерапевту представление о том, что вы за человек, что с вами происходит и — может быть, важнейший вопрос, — как вы мыслите, то есть проживаете и понимаете любой свой опыт. Стало быть, именно отсутствие вопросов и направляющих инструкций со стороны вашего аналитика / терапевта / психолога и ваша полная свободна в самовыражении — первое условие успешной работы. О чем, как, в какой последовательности рассказывать, — все это определяете исключительно вы сами.

Значит ли это, что психолог совсем никогда не задает вопросов? Задает, и очень часто. Но они не нацелены на то, чтобы задавать вам направление или тему разговора, а нужны лишь для трех целей:

  1. Уточнять факты, например: «А в каком, вы говорите, возрасте это произошло?» или не совсем понятный рассказ, например: «То есть, вы приняли это решение до того, как узнали новость, или после?».
  2. Подбирать слова для ваших переживаний, отражать их, как в зеркале, чтобы их лучше разглядели и поняли и вы сами, и ваш собеседник, например: «Вы, похоже, всерьез разозлились, и это вас одновременно взбодрило?»
  3. Создавать гипотезы, предположения (их еще называют интерпретациями) насчет смысла происходящего с вами, чтобы предложить вам версию того, что скрывается за внешними проявлениями, например: «Вы описали очень сложное положение, в котором находитесь, но улыбаетесь и стараетесь подавлять эмоции, делать вид, что все в порядке, — как вы с детства привыкли, наверное, — и теперь вам тоже сложно прямо пожаловаться, потому что трудно кому-то довериться?».

Во-вторых, сложно бывает некие факты реальности принять по-настоящему, а не на словах. Даже понятную проблему мы иногда лишь формально, рационально понимаем и можем описать, но не можем прочувствовать ее, прожить и двинуться дальше, и она годами лежит у нас на пути и не дает жить. Тогда в психотерапии требуется достаточно много времени, чтобы постепенно ее рассмотреть, так сказать, кругами, огородами подойти к этому факту ближе, не испугаться, не сбежать, не разрушиться, а увидеть настоящее положение вещей. Когда это произойдет, с души упадет эмоциональный груз, психика перестанет тратить силы на дистанцирование от неприемлемого доселе материала, и душевные процессы потекут нормальным образом.

И вот для этого хождения вокруг да около, бережного залечивания раны в естественном темпе психических процессов нужен собственно протяженный процесс общения с психологом. Просто повторять одну и ту же жалобу в надежде найти новые ответы представляется уж слишком унылым и бессмысленным, а отвлекаться на другие темы вроде бы тоже странно. Тогда вопрос о том, про что же говорить с психологом на каждой встрече, звучит примерно так: чем наполнять этот процесс кружения, по какой траектории и какими шагами двигаться, чтобы и не причинить себе излишнюю боль торопливым наскоком, и в итоге таки прийти к полноценному завершению, исцелению ран?

Поэтому психотерапевт принципиально оставляет за вами выбор темы и направления каждого разговора, чтобы вы действительно могли регулировать, насколько близко вы готовы подходить к болезненным вопросами, в какой форме их рассматривать, с какого расстояния и как долго. Например, значительная часть беседы может касаться приятных новостей и хороших переживаний, которые были у вас в последнее время или ожидают в будущем, — и только небольшую часть времени вы захотите немного поговорить о мрачных мыслях и чувствах, которые вас мучают. Порой такой же цели смягчения, укрепления, обезболивания служит спокойное молчание, или юмор, или рассказ о других людях и их проблемах, — легче говорить о проблеме, если смотришь на нее со стороны. Все это может служить казалось бы несерьезным, но очень важным «наполнителем» ваших встреч с психотерапевтом, поддерживать атмосферу безопасности и спокойствия, где вы отчетливо видите: вас никто ни к чему не принуждает, и ваш способ обращаться со своими переживаниями вы выбираете сами.

* * * * *

Общение с психологом — не какой-то жестко определенный и стандартный жанр, в который надо вписаться и играть по правилам. Этим он отличается от таких всем более или менее одинаково понятных и знакомых ролевых социальных ситуаций, как общение с врачом или продавцом, преподавателем и коллегой по работе, соседкой или тренером. Подобные ситуации сами заранее как бы диктуют нам, о чем мы говорим, зачем, примерно какие правила будут соблюдаться, и к чему ведет это общение, — будь то получение товара или услуги, эмоциональный контакт, обмен информацией или решение общей задачи.

Приходя к психологу, каждый человек также обычно намечает конкретную цель и настроен на тот или иной лад, имеет некоторые ожидания: решение проблемы, получение совета или эмоциональной поддержки, информационная подпитка… Однако — в отличие от прочих знакомых ролевых ситуаций — общение с психологом не имеет таких же стереотипных меток, по которым легко двигаться. Потому что психолог предоставляет человеку возможность предъявить себя так как, он / она считает нужным. Вопрос «Что говорить?» каждый человек решает собственным уникальным образом, и в условиях свободы, предоставленной психологом, каждый раскрывается в своей индивидуальности.

Существуют направления в психотерапии, которые действуют более директивно, предлагая клиенту определенную траекторию движения: вопросы, упражнения и т. д. Однако это методы, ориентированные, скорее, на решение узких задач: снятие отдельного симптома, избавление от конкретной привычки или составление плана решений и действий. Проблемы масштабного характера, определяющие жизнь человека в целом, такими методами не решаются.

Отсюда у многих людей возникает и первая задача — порой весьма трудная, увлекательная или утомительная: решиться заговорить о том или ином предмете, изложить дело тем или иным образом, начать с той или иной стороны, стараться излагать короче и проще или не спеша, издалека и в общих словах, сразу приступить к делу или сперва завести отвлеченный разговор, излагать свое или задавать вопросы… Здесь можно было бы продолжать чуть ли не бесконечно, перечисляя все возможные альтернативы и нюансы, возникающие как в начале разговора, так и в дальнейшем.

Часто у человека уже есть какое-то представление о том, как это будет и как лучше говорить, и тогда все эти вопросы остаются как бы свернутыми, неосознанными. Мы ведь чаще всего не осознаем всех внутренних установок, организующих наши представления и диктующих нам наши решения, а имеем дело с уже готовыми собственными стереотипами.

Поэтому оказаться в довольно непривычной для современного человека ситуации, когда тебе никто не навязывает сценария поведения, а лишь внимательно слушает и старается понять, — испытание нетривиальное и многообещающее. Впервые оказавшись в таком положении мы действительно раскрываем и узнаем себя. Задача же психолога / терапевта / аналитика — помочь человеку быть самим собой и познавать самого себя, включая различные сбои и страдания, и находить собственный уникальный путь к осмысленной, интересной жизни, приносящей удовлетворение.

Еще немного о том, о чем же говорить с психологом >>>

А также о чем говорить с детским психотерапевтом >>>

Супервизия психотерапии он-лайн

Многие мои коллеги, занимающиеся психотерапией и психоанализом, при введении карантинных мер столкнулись с необходимостью перевести работу в он-лайн. И мы сами, и наши клиенты / пациенты сейчас в большинстве случаев живут в изоляции и общаются по интернету из дома — работают, общаются с родным и друзьями, а также получают различные услуги. Школьники и студенты удаленно учатся, педагоги — учат, менеджеры совещаются, тренеры тренируют и т.д. И вовсе не все из них были знакомы с такой формой работы раньше, до изоляции по домам. Поэтому у многих возникают вопросы о том, как организовать такую работу по интернету и в чем ее специфика.

"Это все меняет."
«Это все меняет.»

Для коллег-психологов, психотерапевтов, психоаналитиков я могу предложить супервизии по работе он-лайн, так как уже много лет провожу психологические консультации по интернету. В моем опыте это случаи, когда ко мне обращаются люди, живущие в других городах и странах, а также не имеющие физической возможности приходить на очные встречи в мой кабинет. Консультации проходят в рамках обычного моего расписания — в рабочие дни (с понедельника по четверг), в промежутке от 9 до 21 ч, длительностью 50 минут. Коллеги, обращающиеся за супервизией психотерапии он-лайн, также работают как со взрослыми, так и с подростками и детьми разного возраста. Супервизии я также провожу в виде консультации по интернету длительностью 50 минут.

Супервизия подразумевает обычный вид профессиональной помощи, когда один специалист консультирует другого в работе с конкретным клиническим случаем или по общим вопросам работы в том или ином виде — супервизия с обучающим, так сказать, уклоном. Особенно это актуально для начинающих психологов / аналитиков, у которых даже чаще возникают вопросы общего порядка, чем содержательные затруднения с определенными случаями.

Чаще всего на первый план выходят вопросы организационные — все, что связано с особенностями связи, сеттинга (рамочных правил работы: время, место, деньги, правила отмены и т.д.), этики в широком смысле и конфиденциальности в частности. Эти особенности, как и в очной работе, — не просто техническая сторона процесса психотерапии, а важнейший материал для анализа, содержательная феноменология, требующая включения в общую канву работы. Другая группа вопросов, беспокоящих психологов в интернете, — это сложности и особенности контакта, отличие сферы контакта в психологических консультациях в Скайпе / Зуме / Вотсапе от контакта в очных встречах, особая нагрузка на психолога в этой форме работы, а также проблема профессионального выгорания в ракурсе дистанционной работы психолога. Отдельно приходится говорить о трудностях, связанных с карантинными мерами, накладывающими большой отпечаток на все сферы жизни — и нашей, и наших клиентов, — в том числе на наш психотерапевтический процесс.

Все эти темы по своей сложности удваиваются, когда речь идет о психотерапии детей по интернету. Для родителей я написала небольшую статью «Детский психоанализ и COVID-19». А детские психологи сталкиваются со своими препятствиями. Это и более сложная организационная подготовка, и роль родителей, и работа без обычных принадлежностей психотерапевтического кабинета (игрушки, песочницы для Сэндплей-терапии), и ограниченная способность детей младшего возраста удерживать внимание в течение сессии, и отсутствие возможности для психолога контролировать терапевтическое пространство в сессии.

Взрослые люди несколько легче переходят на дистанционную психотерапию / анализ, так как имеют больше возможностей организовать для себя защищенное место и время, чтобы пообщаться со своими психологом. Им также нужны лишь некоторые ориентиры, чтобы справиться с этой вынужденной ситуацией и извлечь пользу из такой работы с психотерапевтом. Для взрослых клиентов у меня есть короткая памятка о том, как пользоваться психотерапией он-лайн.

Для коллег-психотерапевтов и аналитиков я предлагаю возможность обсудить их сложности работы по интернету в формате супервизии, — тоже он-лайн. Обычная консультация такого рода подразумевает конспективное представление клинического случая, желательно присланное в письменном виде заранее. Обязательно максимальное соблюдение анонимности, то есть исключение из материала любых деталей, указывающих на конкретных людей. Впрочем, это стандартное требование к супервизиям в психотерапии в соответствии с этическими принципами нашей профессии. О букве и духе супервизии я написала статью в журнал «Юнгианский анализ» (№1, 2010, опубликована на сайте Московской ассоциации аналитической психологии).

Записаться на супервизию психотерапии он-лайн: juliana.puchkova@gmail.com

Детский психоанализ и COVID-19

Быстро возросшие риски, а также ответные меры по ограничению пандемии коронавируса серьезно влияют на все сферы нашей жизни, и психоаналитическая работа не может быть исключением. Специалисты и родители предпринимают все необходимые шаги к решению возникающих вопросов. Профессиональные сообщества создают свои рекомендации по работе в новых условиях. В этой ситуации мы с коллегами в Ассоциации детского психоанализа также сохраняем профессиональный подход, обмениваемся опытом и поддержкой и видим несколько ключевых идей, которые помогают нам в сотрудничестве с родителями наших пациентов реорганизовать работу и защитить интересы наших пациентов. 

Детская психотерапия онлайн? Это возможно.

Вот краткое изложение моей позиции, которую я разделяю со многими моими коллегами и которую представлю чуть подробнее далее:

  1. Переключение на дистанционную работу (видеозвонки) — известная и эффективная форма, давно используемая в психотерапии.
  2. Меры безопасности для очной работы в кабинете — несложные действия, обеспечивающие защиту, которые может предпринять каждый.
  3. Информирование и поддержка пациентов (родителей) и коллег — важная задача, чтобы справляться с тревогой и поддерживать сотрудничество.
  4. Управление собственными тревогами специалиста — необходимая мера профессиональной психогигиены.

1. Переключение на дистанционный формат работы (видеозвонки)

Это хорошо знакомый специалистам большинства направлений формат психотерапии. Обычное время очной сессии (стандарт — 45 или 50 минут) заменяется на такое же время общения он-лайн через видеозвонок / видеоконференцию в различных программах (или даже аудио, если качество связи не очень хорошее). Популярны Skype, WhatsApp, Zoom, FaceTime и др. Эта форма работы позволяет обоим участникам гибко приспосабливаться к обстоятельствам и давать возможность помощи тем людям, которые в этом нуждаются независимо от разных обстоятельств. Поэтому дистанционная терапия давно и успешно применяется в тех случаях, когда очные встречи психотерапевта / аналитика и пациента затруднены или невозможны. Например, когда они живут в разных городах или странах, или пациент по состоянию здоровья не может посещать психологический кабинет, или находится в поездке и т.п. Это относится как к работе со взрослыми людьми, так и к родительскому консультированию и даже к детской терапии / анализу. То же касается не только уже работающих с психоаналитиком, но и тех, кто задумал обратиться за помощью, но из-за различных опасений не решается начать эту работу: пусть сейчас терапия начнется в той форме, которая доступна, а в дальнейшем при облегчении социальной ситуации можно будет перейти на очный формат.

Надо отметить, что уже довольно давно дистанционный анализ / терапию признали как возможный вариант именно психоаналитики. Например, Международная психоаналитическая ассоциация (IPA, главное профессиональной объединение психоаналитиков в мире) в связи с ситуацией пандемии помогает своим участникам даже техническими рекомендациями для он-лайновой работы, вплоть до предпочтения проводной связи против беспроводного вайфая как менее устойчивое. Это стоит подчеркнуть, потому что психоаналитическое направление, пожалуй, самое строгое в отношении сеттинга — то есть организационной рамки, правил работы. Все вопросы, связанные с местом, временем, границами взаимодействия, оплатой и т.д. всегда имеют большое значение в психоаналитической работе и анализируются с особой тщательностью, так как рассматриваются в качестве не формальных (этикетных), а содержательных составляющих самого процесса работы, наглядных отображений того, что происходит с пациентом. Поэтому если уж даже британские психоаналитики — представители, так сказать, современной флагманской психоаналитической державы — признают и применяют дистанционный формат работы, значит он заслуживает самого широкого распространения.

В частности, британская группа независимой практики «Ассоциация детский психотерапевтов» (ACP, основана в 1949 г.) в своей рассылке для членов ассоциации рекомендует обсудить с родителями пациентов возможность работы по Скайпу, Зуму или телефону. В работе с подростками проблем вообще не возникает, так как с ними дистанционная работа вообще всегда была популярным вариантом. Более того, для семей с подростками распространен и такой формат, в котором с психоаналитиком встречаются только родители, а подросток может прийти иногда на общую встречу — только если сам захочет. Поэтому те же встречи, перенесенные в Скайп или Вотсап мало отличаются от очных и даже открывают возможность видеоконференций, если отец и мать в это время должны находиться в разных местах. 

В работе с маленькими детьми ACP рекомендует сделать чаще родительские встречи, чем встречи с ребенком (родительские встречи — параллельные консультации для родителей ребенка-пациента, обычно раз в 1-2 месяца). Сессии с ребенком также можно организовать дистанционно: установить веб-камеру так, чтобы ребенок мог свободно играть или рисовать в поле зрения аналитика. В работе с малышами (даже младенцами) это могут быть совмещенные сессии: родитель с малышом общается с аналитиком по видеозвонку, и есть возможность обсуждать как общие вопросы, так и происходящее здесь-и-сейчас во взаимодействии родителя с ребенком. Эта форма работы также удобна для будущих родителей, чтобы справляться с различными тревогами в период подготовки к зачатию и во время беременности.

Все эти форматы в большей или меньшей степени знакомы и нам. Обычно родители и дети, дорожа своей терапией и контактом с аналитиком, стремятся насколько возможно сохранить непрерывность процесса работы, и специалисту нужно только позаботиться о том, чтобы помочь им продумать техническую сторону такой временной реорганизации. Все, что требуется, — это компьютер, подключенный к интернету, веб-камера (обычно встроенная) и помещение, в котором на время сессии будут находиться только ее участники. Подойдет любая комната, где можно уединиться на 45-50 минут.

Разумеется, особенности дистанционной психоаналитической работы вызывают много заинтересованных вопросов, и поэтому аналитики давно занимаются исследованиями того, как она отличается от работы очной, может заменять или дополнять обычный формат. Будь у Фрейда, Кляйн или Юнга шанс опробовать технические средства коммуникации, доступные нам сегодня, возможно психоанализ давно продвинулся бы на какие-то новые рубежи. Нам же сегодня нынешняя ситуация, как и любой кризис, позволяет делать новые открытия в понимании того, какие нюансы психоаналитического сеттинга могут быть переосмыслены и усовершенствованы, вообще как и за счет чего работает психоанализ, а в конечном итоге — как работает и развивается человеческая психика.

2. Меры безопасности для очной работы в кабинете

Во многих случаях и родители, и специалисты могут выбрать продолжение работы в обычном, очном формате. Это вполне допустимый вариант, если соблюдены определенные меры предосторожности. Во-первых, разумеется, это не должно нарушать правил поведения, предписываемых властями вашего города. Если объявлен полный карантин, и перемещения по городу запрещены без жизненно важной причины, конечно, нарушать это ограничение нельзя. А если таких ограничений нет, то взрослым участникам процесса необходимо позаботиться о простых и надежных мерах безопасности и помочь детям их соблюдать тоже:

— Отменять встречи, если кто-то из участников плохо себя почувствовал: лучше пожертвовать встречей, чем здоровьем.

— В идеале — добираться до места встречи в индивидуальном транспорте, а если это невозможно, то в общественном транспорте пользоваться маской и перчатками.

— Перед посещением кабинета утилизировать маску и перчатки (одноразовые — выбросить, многоразовые — убрать в закрывающийся пакет или контейнер до обработки), помыть руки с мылом не менее чем в течение 20 секунд.

— В процессе общения сохранять дистанцию не менее 1,5 м друг от друга.

— Предметы общего пользования (мебель, игрушки) должны быть продезинфицированы санитайзером перед каждым посетителем. В качестве санитайзера медики советуют использовать средство, традиционно применяемое в наших больницах и детсадах — хлоргексидин для рук (он достаточно концентрированный, а для мытья полов его можно разводить в воде). Им можно опрыскивать мебель и другие предметы, обрабатывать ручки дверей.

— По возможности ограничивают количество общих игрушек. Техника toy box, введенная Мелани Кляйн, сейчас будет как нельзя кстати: каждому ребенку выделяется своя коробка с небольшим набором игрушек и принадлежностей (бумага, клей и т.д.) для игры.

3. Информирование и поддержка пациентов (родителей) и коллег — важная задача, чтобы справляться с тревогой и поддерживать сотрудничество.

Ситуация пандемии и различных связанных с ней рисков трудна нам всем прежде всего своей неопределенностью. Наверное, никто из нас не сталкивался с подобными вещами в своей жизни и работе — ни мы сами, ни наши пациенты, ни их родители. Какие изменения нас ждут и сколько продлится этот сложный период, пока трудно сказать сколь либо точно. Поэтому наш профессиональный долг сейчас — это помогать окружающим и самим себе управлять тревогой и сохранять баланс между озабоченностью и спокойствием.

Разумно будет обсудить с каждой семьей, с которой вы работаете, их ситуацию и мнение о том, как лучше продолжить работу — есть ли возможность со всеми предосторожностями работать очно или лучше перейти на дистанционные сессии, и какие вопросы следует уладить в том и другом случае: меры безопасности в кабинете или технические детали работы по интернету. Сама возможность такого выбора и разных деталей, как обустроиться в новых условиях максимально комфортно, — уже некоторая отдушина под давлением объективных обстоятельств.

Стоит учесть, что тревогу сейчас повышает не только, а порой и не столько сам риск заболевания COVID-19, сколько последствия пандемии — социальные, экономические и даже просто бытовые. Многие семьи сталкиваются с необходимостью переналаживать обычный образ жизни с учетом удаленной работы и закрытых детских садов, школ, вузов, различных секций и кружков. Родителям приходится выдерживать повышенную нагрузку — и хозяйственную, и эмоциональную, и организационную. Например, работать из дома и одновременно обслуживать интересы детей, находить им занятия и умудряться как-то выполнять свои обычные обязанности. В этих обстоятельствах довольно естественно, что обостряются те психологические проблемы, которые привели их к обращению за психологической помощью. Поэтому продолжать консультации для родителей и детей, пусть и дистанционно, — это не только обычное продолжение нашей работы. Это тот особый вклад, который профессионалы на своем месте могут делать для смягчения этой сложной ситуации, чтобы отдельные люди и семьи, а значит и общество в целом могло пережить эти трудные дни и выйти из испытаний с наименьшими потерями.

Ключевой задачей в этот период становится контейнирование тревоги родителей. В условиях повышенного социального дистанцирования, когда самыми распространенными словами стали «удаленка» и «карантин», особенно остро чувствуется потребность с кем-то разделить свою эмоциональную ношу. Выйти хотя бы символически из буквально замкнутого пространства изоляции. Выговориться, освободиться от копящегося нервного напряжения, с помощью внимательного и профессионального собеседника собраться с мыслями и спокойно рассмотреть картину происходящего, хотя бы мысленно отстраниться от наиболее болезненных моментов — чтобы осмыслить их более трезво и взвешенно, а значит и прийти к более подходящим решениям. Когда привычный образ жизни и планы на будущее сметены вихрем внезапных перемен, очень важно найти для себя образ «другого берега» — будущего выхода из ситуации, кажущейся порой безвыходной.

Для психоаналитиков кляйнианского направления контейнирование — это основной термин повседневной работы, мы специально обучались иметь дело с этой стороной работы психики и владеем как общим методологическим подходом, так и конкретными техниками контейнирования — то есть принятия, признания и осмысления переживаний пациента. Кроме того, это важнейшая функция родителя по отношению к ребенку, и мы помогаем родителям, так сказать, прокачать навык контейнирования. Это позволяет родителям самостоятельно выдерживать эмоциональный напор — ребенка, охваченного своими переживаниями, и свой собственный, внутренний. 

Психоаналитическая работа, в которой мы специализируемся, собственно, и ставит своей целью помочь человеку научиться лучше понимать самого себя и справляться с различными жизненными вызовами и своими переживаниями. 

Для ребенка эта помощь делает возможным нормальное развитие, а для родителя — способность нормально выполнять свои родительские функции и получать от этого удовлетворение. Обычные задачи, лишь дополнительно осложненные нынешними обстоятельствами.

4. Управление собственными тревогами специалиста — необходимая мера профессиональной психогигиены.

Сейчас вопрос собственного психологического благополучия профессионалов становится особенно важен. Наши нагрузки тоже растут, мы также справляемся с различными ограничениями и проблемами и также волнуемся за здоровье близких. Профилактика и борьба с эмоциональным выгоранием сейчас требуют повышенного внимания, и мы должны ответственно подходить к делу. Важно реорганизовать свою работу сейчас так, чтобы мы могли нормально справляться с новыми обстоятельствами и нагрузками. Если есть возможность, не стоит отказываться от супервизий и интервизий, а также собственного анализа. Важно уделять внимание своему режиму дня и физическому здоровью, а при признаках недомогания обращаться за помощью. Если вы замечаете признаки проблем у коллеги, помогите ему / ей также осознать происходящее и обратиться за соответствующей помощью. Сейчас взаимовыручка и сотрудничество важны как никогда.

Обучение Сэндплей-терапии: программа для специалистов

Уважаемые коллеги — психологи, психотерапевты, психоаналитики! Приглашаю вас на годовую обучающую программу по Сэндплей-терапии — одному из самых оригинальных, интересных и глубоких вспомогательных методов в нашей работе.

Это классический юнгианский метод в том виде, в каком в 1960-е годы его задумала Дора Калфф и ее единомышленники и как с тех пор его развивают в Международном обществе песочной терапии (ISST). Теоретическая основа метода — аналитическая психология К.Г. Юнга.

Я когда-то закончила программу Виктории Андреевой (и продолжила углубленную подготовку в международной программе специализации), а теперь вот уже несколько лет участвую в этой программе как преподаватель. Внешне простой и напоминающий игру, не подразумевающий даже интерпретаций, метод юнгианской песочной терапии при ближайшем рассмотрении обнаруживает серьезные глубины. Его суть в обеспечении клиенту условий для творческого регресса, что-то вроде арт-медитации или сновидения наяву, создаваемого своими руками из песка, воды и фигурок-миниатюр. О том, как создавать такие условий в рамках обычной психотерапевтической сессии, в чем заключается эффект песочной терапии для клиента, какова роль психолога и как получившиеся композиции могут дополнить клиническую картину, мы и говорим в программе.

Как правило, в программу приходят те, кто уже занимается практической работой с клиентами — детьми, подростками и взрослыми — и желает расширить свой репертуар. Однако и для начинающих специалистов и студентов-психологов программа полезна как вход в профессию, первый опыт работы в комфортных учебных рамках, с поддержкой группы и преподавателей. По желанию участников в рамках программы выделяется время и на супервизию реальных клинических случаев в группе под руководством преподавателя-супервизора.

Занятия проходят в группах до 12 человек в специально оборудованном для этого учебном центре недалеко от ст. м. Аэропорт. Обычно набираются две группы: одна занимается каждую среду с 10 до 13 ч, другая — две-три субботы в месяц с 10 до 17 ч. Программа в обеих группах одинаковая, просто распределена по-разному, чтобы у желающих был выбор, по каким дням кому удобнее заниматься. Если желающих окажется больше, возможна третья группа — по средам с 18 до 21 ч. Занятия начинаются в октябре, заканчиваются в апреле или мае (точное расписание занятий с датами мы определяем осенью, так что вы наперед будете его знать и сможете планировать прочие свои дела соответственно).

В каждом занятии сочетаются лекционная часть, возможности для дискуссии, место для личного материала, а также обязательно практические упражнения в песочнице (в парах, тройках и т.д.). Предусмотрено, что по итогам обучения участники подготавливают итоговую работу, связанную с исследованием символического материала по свободно выбранной теме. Обычно это весьма увлекательное личное приключение, которое к тому же оставляет участникам задел для дальнейшей работы в юнгианском ключе вообще и в рамках Сэндплей-терапии в частности.

Увидеть подробную программу занятий на год и зарегистрироваться в списке желающих можно здесь: http://sandplay-therapy.ru/archives/428. Вам придет письмо с подтверждением вашей регистрации, а в сентябре мы пришлем подробности расписания и оплаты.

Песочная терапия (Sandplay): побыть собой и с собой

Рада сообщить, что участвую как преподаватель в обучающей программе «Юнгианская песочная терапия (Sandplay). Поиск пути индивидуации» — по приглашению своего учителя и друга, юнгианского аналитика и рутера ISST Виктории Андреевой. Это обучение психологов дополнительному методу работы, который подходит клиентам любого возраста.

Petra.aqueduct
Одна из важнейших отличительных черт Сэндплея — его мягкость, безопасность, неинтрузивность. То есть отсутствие какого-либо прямого или непрямого воздействия со стороны терапевта, его отказ от инструкций, вмешательства или оценивания. В любой момент любой встречи можно перейти от разговора, вербального общения к Сэндплею. Игра с песком, водой и фигурками — свободное творчество, способ включить тело, руки, глаза, отвлечь рациональное сознание, дать себе ослабить цензуру Эго и побыть в некотором творческом трансе, выразить себя свободно и с удовольствием, как в детстве. Это помогает выйти из тупика, в который часто заходит сознание, пережить запутанные и трудные чувства, нащупать образы и идеи — символы, которые станут путеводными, собирающими, несущими в правильном направлении.

Терапевт берет на себя скромную задачу обеспечить вам условия для такой игры: сами предметы и свое внимательное и тихое присутствие. Он заботится о том, чтобы к началу каждой вашей встречи и в любой момент вашего общения все оборудование было готово и всегда в нейтральном исходном состоянии. Ровная поверхность песка (сухой и влажный — на выбор два лотка), дополнительная вода в емкостях, фигурки на полках. Можно трогать песок, лепить, разгребать его — внутренние стенки и дно лотка голубые, как вода или воздух. Можно соорудить ландшафт с холмами и водоемами. Если хочется — посмотреть на полки с миниатюрами и позволить взгляду и рукам выбрать несколько предметов. Провести в песочной игре столько времени, сколько хочется, в рамках времени встречи. Получится какая-то картина, и возможно, вы увидите в ней какой-то сюжет и захотите рассказать о нем, поразмышлять вслух о том, что получилось. Все, что вы сделаете и скажете, будет принято, выслушано, ляжет в общее поле вашего общения с терапевтом-аналитиком. Важнее не интерпретация «что бы это значило», а сам опыт пребывания с собой в свободном игровом, творческом состоянии. Спустя какое-то время — иногда много встреч, недель, месяцев или лет — эта песочная картина вспомнится, и станет ясно, что она выражала тогда, еще не осознанное, не проросшее.

Терапевт сфотографирует вашу картину и сохранит ее в архиве. В конце вашей работы с ним в целом можно устроить просмотр всех сделанных картин, вернуться к пройденному пути и, может быть, добрать и допонять что-то напоследок, на дорожку.

Такая игра для современного человека — зачастую единственная возможность побыть собой и с собой по-настоящему. Нашему сознанию полезно иногда вспоминать и открывать, что в душе есть еще что-то, кроме него самого. Парадоксальным образом, это «что-то еще» нашему «я» сперва кажется чужим, другим, «не-я» — при том, что это его же почва, основа, origins и постоянный фон, матрица. Растение тянется к свету, словно пытается оторваться от питающей его почвы. Мы тоже стремимся к свету сознания и освобождаемся от тьмы бессознательного состояния младенчества. И однажды должны обратить внимание на свою почву. Если мы этого не делаем слишком долго, она напомнит нам о себе неврозами, психосоматическими расстройствами, нарушенными отношениями с другими людьми или даже неприятными жизненными событиями, совпадениями, судьбой. Обращение к бессознательной почве, прикосновение к ее содержаниям, свободная игра с ними — это способ поддерживать здоровое кровообращение своей психики, охватывающее и связывающее целостный психический организм. Этому помогает любое свободное творчество, и Сэндплей — одна из замечательнейших его форм.

В моем опыте есть и обучение юнгианской песочной терапии — в том числе теперь и у международных специалистов, обучающих членов Международного общества Сэндплей-терапии, — а с 2014 года и преподавание этого метода. Для меня это путь углубления в профессии, в русле аналитической психологии в целом. Недавно я провела воркшоп на Фестивале песочной терапии — о пространственных архетипах и их выражении в Сэндплей-терапии. Внимание аудитории, вопросы, дополнения, комментарии (а это была именно профессиональная публика, прежде всего психологи) мне еще раз показали значимость и глубину этого метода, смысл дальнейшего его исследования, освоения, применения.

Психотерапия онлайн

FreudOnline

Вы можете воспользоваться психологической помощью по интернету, удаленно — с помощью Skype, Zoom или WhatsApp. Такие консультации несколько отличаются от обычной, оффлайновой, очной работы. О детской психотерапии по интернету я написала отдельно, а здесь обозначу отличия этого формата от очного в целом.

Плюсы психотерапии он-лайн
  • Вы можете находиться не в Москве, где я работаю, и все же получать регулярные консультации — это расширяет возможности для тех, кто нуждается в русскоязычном психологе, но не может найти такого в своем городе. Это также возможность для тех, кто живет в Москве, но не может приходить на очные консультации по каким-то причинам (физическое состояние, например, или карантинные ограничения).
  • Больше выбор удобного времени для общения, так как не нужно учитывать время, затрачиваемое на дорогу до кабинета психолога.
  • Если вы работаете с психологом очно, но в какой-то момент уезжаете в другой город или страну, не обязательно прерывать процесс — можно продолжить общение в скайпе.
  • Вы можете присылать психологу свои творческие работы (фотографии, рисунки, тексты), которые в электронном виде передать легче, чем распечатывать на бумаге.
Минусы психотерапии по интернету
  • Вы не сможете воспользоваться песочной терапией, так как для этого нужно специальное оборудование, которого у вас скорее всего нет. Речь идет о коллекции фигурок и двух лотках с песком. Для полноценной работы оборудование таково, что занимает довольно много места, поэтому его обычно располагают в рабочем кабинете психолога.
  • Вам придется самостоятельно обеспечить себе условия для нормального эффективного общения. Во время разговора с психологом никто не должен вас отвлекать. Необходимо, чтобы в это время вы находились в комнате одни, и разговор никто не должен слышать. В очных встречах за это отвечает психолог, а в онлайновом общении вам нужно побеспокоиться об этом самим.
  • Привычная обстановка может мешать сосредоточиться на особом общении с психологом, труднее отвлечься от повседневного настроя и обратиться к чему-то новому в своем внутреннем опыте, заметить нечто в своих переживаниях и мыслях, на что раньше не обращали внимания.
  • По моему опыту, требует больше времени (количества встреч) для того, чтобы наладился достаточно хороший контакт и общение стало бы действительно доверительным, глубоким и значимым. Впрочем, конечно, все индивидуально.

Как организовать общение с психологом по интернету (Скайп, Вотсапп etc):

  • Как и в очном общении, следует четко выделить время. Длительность одной сессии у меня — 50 минут, как и в очной работе. Оговаривается время начала и окончания встречи, и к моменту начала мы оба должны войти в программу-мессенджер.
  • Для первой встречи имеет смысл заложить минут пять на то, чтобы проверить качество связи и попробовать настройки компьютера, чтобы наладить приемлемый звук и изображение. В дальнейшем, если пользоваться все той же техникой, это вряд ли понадобится.
  • Даже если технические помехи возникают, к ним можно отнестись так же, как мы воспринимаем паузы в обычном разговоре. Скажем, пропавшая картинка — не беда, можно продолжить разговор в аудио-формате. Другое дело, если связь вообще не устойчива, тогда общение лучше перенести на другое время и попробовать еще раз с другого устройства или с другими настройками.
  • Лучше отключить другие программы в вашем устройстве, с которого вы общаетесь с психологом, а также отключить на это время телефонную связь, если это возможно. Чем лучше защищено общение, тем больше возможность расслабиться и спокойно разговаривать, — тем эффективнее консультация.
  • Важно, чтобы вас никто не беспокоил во время общения с психологом в скайпе. В идеале, никого не должно быть не только в этой же комнате, но и в соседних. Скажем, если вы разговариваете с психологом из дома, то лучше это делать, когда домашние куда-то уходят. Если это невозможно, то важно хотя бы сделать так, чтобы они не могли слышать вас на время этого разговора и не входили к вам. В очном общении эти границы терапевтического пространства защищает психолог, в онлайне это придется делать вам самим.
  • Оплату работы психолога оговаривают отдельно, обычно это перевод на банковскую карту в день консультации. В отличие от очной встречи, когда деньги могут передаваться физически из рук в руки, в онлайн-консультациях клиент также более самостоятелен в том, чтобы соблюдать правила. Более высокий уровень самоорганизации в вопросах места, времени и денег — задача, которую в онлайн-терапии клиент в большей степени берет на себя.

Запись на консультацию: juliana.puchkova@gmail.com

Разгадывать жизнь

«Сегодня каждый видит некую свою осколочную реальность и пытается составить из нее свою собственную целостную картину. Мы идем на работу, проходим мимо спешащих людей, каждый из которых на долю мгновения попал в нашу реальность, и, тут же — выпал из нее. Вся наша жизнь состоит из этих подсмотренных моментов чужих жизней. Вся наша жизнь состоит из этих эфемерностей. Также и спектакли. Какова же задача искусства? Разгадывать жизнь. Сложить паззл бытия из нашей осколочной реальности. Информации у нас все больше — а тайна в жизни при этом остается».
Марина Давыдова, театральный критик

Эта идея хорошо описывает для меня суть моей работы. Помочь человеку разгадать себя. Собрать смысл себя из обрывочных, слабо связанных пока друг с другом сведений и представлений о себе. Прошлое, родители, детство, истории любви, истории вражды, страхи, сны, телесное состояние, болезни, ощущения, мечты, предпочтения — в еде, сексе, развлечениях, искусстве, — отношение к деньгам, хобби, учебные и научные интересы, политические взгляды, текущие задачи и хлопоты, ссоры и знакомства, случайности и совпадения… Эти нити и лоскутки нуждаются в том, чтобы сплестись в одну ткань, на которой мы увидим единый узор — себя и свою жизнь как единую картину. Не застывшую однажды, а текущую, ткущуюся, создаваемую, растущую каждый день с каждым нашим впечатлением, мыслью, приключением, поступком, импульсом, фантазией. Стихи растут из сора, а тайна жизни растет из повседневности. Эту повседневность вместе с выплывающими кусочками прошлого и пока невнятными очертаниями будущего и помогает разбирать и сплетать психотерапевт.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ

Лекции президента Международного общества Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии)

В феврале в Москву приезжает с публичными лекциями-семинарами президент Международного общества Сэндплей-терапии (ISST) д-р Александр Эстерхайзен. Он проведет двухдневный семинар «Инициация в Сэндплее» и лекцию-семинар «Привязанность и сепарация. Паттерны всей жизни, раскрываемые в песочной терапии».
Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ Читать далее «Лекции президента Международного общества Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии)»

Смысл жизненных испытаний

EscherMC_Escher - Rind

«Мы приучились быть осторожными с большими организациями, коллективами и с бюрократическим аппаратом, которые пытаются использовать массы и, в конец концов, душат человеческие проявления, человеческий дух. По мере того, как мы все больше и больше признаем взаимосвязь наций и народов, мы понимаем также, что индивидуальная инициатива, свобода и ответственность — это ключевые элементы прогресса, культурной и социальной эволюции. Мир един, но все лучшее — в малом. Мы живем парадоксами.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ

Рождение создания XXI в. не было легким. В действительности это была продолжительная агония, которая потребовала от лучшей части человечества ста лет родовых потуг. Это агония трансформации, типичная для исторического периода, в котором знакомые, старинные структуры ломаются, а затем следует долгий период хаоса, смут и тревог. У.Х. Оден называет наш век Эпохой Тревоги, чьими священниками и раввинами стали психоаналитики. Пороговость — вот имя нашего коллективного опыта на протяжении большей части этого уходящего века. Читать далее «Смысл жизненных испытаний»

Как помогает психотерапия. Время и место

Один из простейших и в то же время очень важных факторов, делающих психотерапию эффективной, — это организация пространства и времени. Современному человеку трудно выделить такое момент и такое место, где никто и ничто не отвлекало бы его от контакта с собственной душой — переживаниями, мыслями, ощущениями, сновидениями, фантазиями, проблемами, воспоминаниями. А желательно, чтобы ему в этом контакте помогали и оберегали от всего, что сбивает, запутывает и уводит в сторону. И, кроме того, это время и место должно быть правильно расположено и структурировано. Только тогда психотерапия помогает максимально. Читать далее «Как помогает психотерапия. Время и место»