Анонимность, конфиденциальность, тайна психологической помощи… А пожаловаться?

Принципы защиты информации в психологической работе:
* Анонимность — чтобы чувствовать себя собой.
* Конфиденциальность — чтобы чувствовать себя в безопасности.
* Тайна — чтобы прикоснуться к самым глубоким и истинным сферам своей души.
* …А пожаловаться третьим лицам? Тоже можно

Анонимность
Психологическая помощь анонимна, то есть вы не обязаны сообщать мне ваши личные данные, только имя, которым вы хотели бы, чтобы я вас называла.
Собственно, «анонимная психологическая помощь» — слегка «масло масленое», потому что если «психологическая» — значит никакие социальные метки человека роли не играют, и в паспорт ему никто не заглядывает, а интересуются совсем другими, душевными вещами. Психологическое пространство — это пространство, где человек недоступен для «опознания», какой-то социальной идентификации, «фиксации». Это одна из причин, по которой психологи не работают с людьми, с которыми их связывают еще какие-либо отношения и о которых они что-то заранее знают (со своими друзьями, знакомыми, родственниками, непосредственными коллегами, соседями и т.д.). Запрет на двойные отношения (т.е. сочетание терапевтических отношений с еще какими-либо) звучит, кажется, во всех вариантах этических кодексов. На эту тему я как-нибудь напишу отдельно.
Да, есть ситуации, когда анонимная психологическая помощь невозможна, так как психолог изначально узнает личные данные клиента при обращении или знаком с ним, — это работа школьного психолога, психолога в организации, в поликлинике или больнице, а также обязательная психотерапия (или анализ), которую проходят у своих старших коллег начинающие психологи при обучении. В частной же практике, которой я занимаюсь, когда человек обращается за помощью самостоятельно и вне каких-либо предписанных рамок, нет никаких источников, которые навязывали бы мне лишнее знание о вас, — я знаю лишь то, что вы сообщаете о себе.
Анонимная психологическая помощь обеспечивает безопасность клиента, так как в пространство психологической работы тогда попадает только то, что имеет отношение лично к вам как к человеку. Порой встречи с психологом являются чуть ли не единственным местом, где можно почувствовать себя не социальной единицей, носителем роли, маски, функции, — а собой.

Конфиденциальность
Психологическая помощь конфиденциальна, то есть вы можете быть уверены, что психолог не разгласит ничего из того, что вы рассказываете.
Насколько я знаю, существуют исключения из этого правила, касающиеся ситуаций, когда речь идет о возможной угрозе жизни и здоровью людей — самого клиента или кого-то другого. Такое исключение содержится в правилах для психологов, а также имеет соответствие в законодательстве и касается, например, совершенного насилия или информации о подготовке терракта. В этом смысле, психолог — не адвокат и не обязан присоединяться к клиенту в его социальной позиции и брать на себя ответственность (так и хочется сказать — грех) за хранение тайны об опасных замыслах или действиях. В этом смысле тайна исповеди здесь имеет ограничения.
Если психолог захочет использовать историю работы с клиентом в своей научной статье, книге, выступлении, то он — также по этическому правилу — не может этого сделать без разрешения клиента. В любом случае, даже с полученным разрешением, информация используется в максимально анонимизированной форме, — то есть при исключении любых деталей и фактов, по которым кто-то мог бы опознать клиента (имена и фамилии, города, даты, места работы и т.п.).

Тайна
Тайна психологической помощи не является неким официальным ее принципом, это понятие скорее подчеркивает тот факт, что в психологической работе очень ценно переживание таинства происходящего, в чем-то сродни религиозным действам по степени субъективной важности, — ведь человек входит в соприкосновение с самыми глубокими, важными, неясными, неизвестными, тайными сферами своей души. И для психолога (как для любого человека) чужая душа — потемки и загадка, с которой надо обращаться деликатно.
Все самое важное люди традиционно оберегают и хранят от случайных взглядов и ушей — и поэтому обычно делают тайным, скрытым. В этом смысле модель психологической работы и отношения к тайне человеческой души ближе к религиозной модели, нежели к модели научной (хотя существует и академическая психология со своей этикой и принципами).
Психологическая работа — бережное прикосновение к переживаниям, а не бесцеремонное рассматривание их в упор. Поэтому важной составляющей процесса работы с психологом являются моменты, когда наступает пауза в разговоре, когда открывшееся переживание может быть развернуто и прожито — а не переделано или отброшено. Чтобы дать переживаниям развернуться и проделать свою работу, не спугнуть тонкие душевные процессы, нужно сохранять некую атмосферу тайны происходящего. Такая атмосфера знакома каждому человеку, она, например, свойственна близким отношениям, особенно в их важные и переломные моменты или моменты максимальной близости и взаимопонимания. Даже когда вы всего навсего смотрите фильм, который заставил вас сильно переживать что-то личное, вам будет важно, чтобы человек рядом с пониманием и осторожностью отнесся к вашим переживаниям. В психологической работе это близость с самим собой, со своей душой и бессознательным, а задача психолога — помочь вам организовать время, место и душевный настрой на такую работу.

***
Если вам понятно, о чем идет речь, вам легко будет принять такое правило: я не рекомендую рассказывать (и даже настоятельно прошу) никому, даже близким людям, о том, что происходит в вашей работе с психологом (что именно обсуждается на встречах, что вы говорите и что говорит психолог и т.д.).
В юнгианском анализе для описания закрытости и тайности работы с психологом есть такой выразительный образ — теменос, или священное оберегаемое место в храме, где происходят главные ритуалы контакта с силами другого мира, и к участию не допускаются посторонние, даже если в обычной жизни это знакомые и близкие люди.
Еще один образ, используемый аналитическими психологами, — из алхимии, vas hermeticum (герметичный сосуд), в котором можно «варить» некое содержимое, поддерживать нужную температуру и в конце получить нужное «блюдо» (как золото из философского камня), только если этот волшебный горшочек не треснет, и через трещины содержимое не будет расплескиваться наружу. Все свои сомнения, переживания, рефлексии по поводу происходящего нужно обязательно обсуждать с вашим же психологом. У хорошего профессионала все будет использовано в ваших интересах — для того, чтобы «варилось» ваше душевное «блюдо».
Если хотите, вы можете сообщить близкому человеку о самом факте того, что вы проходите психотерапию или анализ, встречаетесь с аналитиком, посещаете психолога, консультируетесь с психологом (выберите для такого случая любую подходящую вам формулировку). Правило тайны распространяется на само содержание встреч и того, что вы переживаете в отношениях с психологом. Разумеется, сами темы, которые обсуждаются в анализе, и волнуют вас, могут обсуждаться, — ведь это ваша жизнь.
Психологические, психотерапевтические, аналитические отношения — особый вид отношений, в которых можно, нужно и очень полезно откровенно обсуждать чувства, мысли и фантазии, которые у вас возникают, в том числе о психологе, и это будет принято как должное, как содержательная часть работы. И именно для того, чтобы аналитический контейнер («волшебный горшочек») сработал, нужно хранить его тайну.

А пожаловаться?
Особый случай — если вы заподозрили, что психолог нарушает этические правила. Например, обращается с вами как с другом, родственником, потенциальным сексуальным партнером. Такого рода нарушения сперва имеет смысл обсудить с ним самим, — возможно, вам это показалось, или это часть не поведения психолога, а вашего представления о нем. Например, клиенту может казаться, что психолог относится к нему с осуждением, — об этом обязательно нужно сказать, и, если психолог достаточно квалифицирован, он поможет вам осмыслить эти переживания, и это поспособствует общему ходу работы.
А если в ответ на ваше сообщение о подобных переживаниях психолог начнет оправдываться и спорить или раз за разом игнорирует эту информацию, а также если нарушения прямо очевидны (например, психолог дотронулся до вас без вашего разрешения и вне контекста работы — например, телесно-ориентированной терапии, или пригласил вас встретиться помимо рабочей встречи, сообщает вам о своей жизни так, словно вы должны слушать его как друг, просит у вас денег в долг или помочь с каким-то собственным делом), вы имеете право обратиться к третьим лицам с жалобой.
Куда обратиться с жалобой или за разъяснениями? В российском психологическом сообществе процедуры и регламент таких обращений разработан крайне слабо (если вообще есть). Вы можете обратиться в ассоциацию, институт, другую психологическую организацию, к которой принадлежит психолог, с которым вы работаете, — если он является членом какой-нибудь ассоциации, где-то преподает и т.п.
К сожалению, есть большая категория специалистов, которые официально не принадлежат никакой организации, которая брала бы на себя гарантии защиты клиентов от возможных нарушений со стороны психологов. Это происходит по разным причинам, и в число таких независимых практиков входят как непрофессионалы (у которых отсутствует специальное образование и опыт), так и вполне нормальные психологи разного уровня квалификации, по разным причинам не нашедшие для себя сообщества, с которым они разделяли бы представления о ценностях и нормах работы. Последний случай — как раз мой. Поэтому своим клиентам в случае сомнений насчет качества моей работы (если обсуждение этих вопросов со мной их не удовлетворило) я могу предложить лишь самостоятельно выбрать другого независимого специалиста для этической консультации. Раньше одной из общественных площадок, где можно получить совет от профессиональных психологов, было психологическое сообщество в ЖЖ, теперь оно прекратило свою деятельность. В Фейсбуке есть несколько профессиональных психологических групп, однако там отсутствует внятная политика модерации, отбор участников и правила поведения, поэтому есть риск получить неадекватный ответ.
Какие правила не должен нарушать психолог — см., например:
Этический кодекс Международной ассоциации аналитической психологии (мой перевод),
Этический кодекс Российского общества аналитической психологии (местная версия международного, рамочного документа),
Этический кодекс Международного общества Сэндплей-терапии (ISST) (Eng), к сертификации в котором я прохожу подготовку.
В отсутствие в России внятного законодательства, которое могло бы регулировать деятельность практикующих психологов, остается ориентироваться на общепринятые рамки психологической работы, заданные международным профессиональным сообществом в упомянутых выше документах. Это и есть те правила, которых я придерживаюсь в работе.

См. также:
* Когда имеет смысл обратиться к психологу?
* В чем состоит моя работа, и чем личный психолог отличается от друга?
* В чем специфика моей работы, чему я предлагаю уделять больше внимания?
* Какова примерная тематика запросов, с которыми ко мне обращаются?
* Как воспользоваться психологическими услугами, чтобы это пошло вам на пользу? (ссылки на несколько заметок)
* Каковы этические рамки работы психолога?

* Частота, время и длительность встреч с психологом (сессий).
* Общая длительность психологической работы, ожидания, объективные ограничения… Так сколько времени нужно работать?
* Готовиться ли к встрече с психологом заранее (делать ли что-то между сессиями).
* О чем говорить во время встречи с психологом.
* «А насколько часто встречаются люди, которые проходят весь путь психотерапии от начала до конца и потом перестают вообще нуждаться в помощи специалиста? Много ли таких попадалось вам за время практики? И какой метод, на ваш взгляд, самый эффективный?» — спросил меня однажды знакомый.
* Как выбрать психолога? Критерии объективные, субъективные… Чему верить?
* Анонимность, конфиденциальность, тайна психологической помощи… А пожаловаться?

(с) Юлиана Пучкова, частные консультации, индивидуальный психолог, Москва, ст. метро Китай-город.
Запись опубликована в рубрике Моя работа с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий