Общая длительность работы с психологом, ожидания, объективные ограничения… Так сколько времени нужно работать?

Длительность работы с психологом зависит от намерений и готовности клиента, это может быть как краткосрочная работа (от нескольких встреч до полугода), так и длительный анализ (обычно 4-5 лет, но все, конечно, очень индивидуально и решается аналитиком и клиентом совместно в ходе работы).

Ваши ожидания
Длительность работы изначально, конечно, заявляется клиентом — ведь у вас есть некие ожидания, готовность к тому или иному «заплыву», на ту или иную дистанцию. Вы никак не должны обосновывать эти свои ожидания, потому что они тоже могут составлять важную информацию о том, каково ваше душевное состояние, каковы потребности, — даже если трудно сказать конкретно, почему вы настроены на 3 встречи или на 3 года.
Не обязательно, чтобы мы с вами действительно стали работать столько, сколько вы изначально решили. Например, вы вольны закончить работу раньше, чем планировалось. Или продлить работу, которая изначально была ограничена коротким сроком. Единственное правило, которое нужно иметь в виду, — это то, что завершение работы должно происходить не резко, а постепенно. И чем длительнее была работа, тем больше времени нужно дать душевным процессам для плавного, нетравматичного и эффективного завершения. Об этом я напишу позже более подробно, так как тема завершения работы с психологом очень интересна и важна.

Объективные обстоятельства, ограничения
Понятно, что иногда есть внешние обстоятельства, которые диктуют те или иные ограничения. Например, в Москве вы в командировке, или собираетесь уезжать из города (или из страны) жить в другое место, — и это изначально задает время окончания работы, объективный предел. В таком случае можно лишь обсуждать, сколько встреч мы успеем сделать за это время и какому содержанию успеть уделить время. Например, это может быть конкретная тема (отношения с определенным человеком, выбор пути карьерного развития и т.п.) или симптом (например, работа лишь со страхом публичных выступлений).

В других ситуациях внешними обстоятельствами являются финансы, — например, выделенная ограниченная сумма, которую клиент может и готов потратить на работу с психологом (единовременно или в месяц). Можно уложиться в подобные ограничения, оговорить их заранее. При этом не стоит сбрасывать со счетов две дополнительные возможности:
* Как правило стоимость одной встречи подлежит обсуждению, и в отдельных случаях я могу делать некоторую скидку от базовой цены.
* В процессе работы (даже если это всего несколько встреч) клиент может обнаружить новые возможности заработка и, таким образом, продолжения работы с психологом.

Еще один вид объективных рамок — физическая дистанция, которую клиенту приходится преодолевать для встречи с психологом. Например, если вы живете в Подмосковье или в другой области и бываете в Москве наездами. В таком случае можно обсудить возможность «шаттловых» встреч — то есть по нескольку встреч в каждый ваш приезд с последующим относительно большим перерывом. Конечно, такой режим проигрывает обычному регулярному сеттингу, но имеет и свои специфические преимущества и вполне может быть приемлем, если иное невозможно. Если вы живете совсем далеко или не имеете возможности приезжать по другим причинам, возможна работа по Скайпу. Это довольно специфический формат, также со своими плюсами и минусами. Иногда это единственно возможная форма работы, и хорошо, что теперь есть такие технические средства для этого.

Наконец, главным, казалось бы, фактором длительности психологическом работы является суть и сложность ваших проблем. И действительно, для некоторых тем я готова почти сразу предположить и рекомендовать какую-то определенную длительность работы. Например, если речь идет об обретении независимости от родителей и обустройстве самостоятельной жизни, я предполагаю работу в течение 2-3 лет. Но никто не может решить это однозначно за вас. Повторю уже сказанное выше: вы вольны выбирать время работы (сразу или уточнять его в процессе), остановить работу в любой момент или, наоборот, предложить ее продлить. В любом случае это вопрос, который мы с вами можем и должны обсуждать.

Так сколько должна длиться работа с психологом?
Некоторые мои коллеги готовы изначально говорить о том, сколько встреч или сколько времени потребуется для решения той или иной проблемы. Такой подход звучит весьма разумно и здраво, имеет право на жизнь, дает свои плоды и приемлем для многих клиентов. Мой подход несколько иного свойства.

Я не предлагаю вам купить результат и не торгуюсь по поводу времени его достижения. Я предлагаю сопровождать вас на пути к результату столько времени, сколько вы сочтете возможным для себя. И беру на себя обязательство работать все это время в полную силу своих возможностей, своей квалификации. Думаю, я имею право говорить об обязательствах и гарантиях со своей стороны в этом вопросе, потому что я люблю свою профессию психолога (консультанта, аналитика), и работа с человеком, который ко мне обратился, — это для меня возможность как раз делать мою работу как можно лучше и вместе с моим клиентом переживать удовлетворение от нее. Поэтому нет смысла говорить о затягивании времени, которого боятся некоторые люди: затянутая, некачественная, поверхностная психологическая работа перестает быть психологической работой по сути, она бессмысленна и потому поистине мучительна для меня самой и не стоит никаких денег.

Я смотрю на психологическую работу как на средство, которое интенсифицирует естественные душевные процессы, является их катализатором, усилителем и ускорителем. Вы можете выбирать, в течение какого времени хотите пользоваться этим средством. За это время оно успеет дать некий результат. Я не могу гарантировать, что некая заявленная трудность будет за это время решена полностью, или на 80% процентов, или на половину, или будут решены две проблемы, или три с половиной сложности. Я могу лишь гарантировать, что в течение всего времени работы с вами я буду применять все свои профессиональные возможности для того, чтобы помочь вам. И не берусь предсказывать тот или иной конкретный уровень достижений, — как консультант по бизнесу не взялся бы предсказывать рост уровня продаж на столько-то процентов от применения той или иной управленческой идеи. (некоторые как раз предсказывают, но это не мой вариант)

Думаю, такой подход (не обещание результата, а предоставление качественного сопровождения на пути к нему) наиболее верным образом настраивает душевные процессы — как клиента, так и психолога. Наша жизнь не делится на куски, не состоит из отдельных проблем. Она длится, течет, движется. Выделение отдельных проблем — искусственный прием сознания, вовсе не полностью соответствующий истинному положению вещей. Поэтому я стараюсь строить психологическую работу с клиентом так, чтобы дать в ней возможность развернуться реальному, текучему и непрерывному процессу душевной жизни. Мы вместе с клиентом входим в эту реку и находимся в ней столько времени, сколько клиенту субъективно будет необходимо и достаточно.

Как узнать, когда наступит это «необходимо и достаточно»?
Поскольку все люди разные, приходится говорить о психологической работе в очень абстрактный и обобщенных словах. Тем не менее, надеюсь, каждый сможет услышать свое.
У процесса терапии есть своя композиция — как в любом произведении искусства, например. Когда мы смотрим фильм или сериал, читаем книгу, слушаем рассказ, мы чувствуем, когда дело движется к развязке, к финалу, даже если автор не дает нам прямых указаний на это — не говорит: «Итак, я приступаю теперь к последней части нашей истории…» или «Тут и сказочке конец, кино-то кончилось».
* В процессе работы с психологом вы разворачивали перед собой большую картину вашей жизни со всеми ее сложными и интересными линиями, находили пересечения и связи между ними. И однажды стали замечать, что все линии как-то соединяются, возникает ощущение целого. Жизнь не останавливается, лишь ваше представление о ней становится более масштабным, словно вы поднялись в воздух и оттуда видите ее всю.
* Во время этой работы вы узнавали о себе все больше разных вещей — какие-то вас радовали, какие-то печалили или пугали. На каком-то этапе, возможно, наступала растерянность — «не может быть, неужели все это мое, все это я?» И однажды вы стали замечать, что на себя тоже можете посмотреть как на сформированную композицию, если можно так выразиться. Все разнородные элементы, свойства, аспекты, факты биографии, ощущения — все они улеглись на свои места в общей картине вашей личности. Словно вы наконец поняли себя, познакомились с собой — как будто с кем-то, кто стал вашим другом, по-настоящему близким человеком, к которому вы испытываете важные чувства. Уважение. Сочувствие. Симпатию. Интерес. Может быть, любовь. Что бы это ни было, это чувство будет таким, что в него поместятся все прочие, как в высокохудожественный портрет вмещаются все черты, чтобы создать целый образ.
Возможно, вы обнаружите, что укрепилось новое отношение к себе, к другим, к жизни в целом. Может быть интересно заметить, что старые вопросы остались как бы не отвеченными, — они просто ушли из повестки дня и уступили место новым, на новом уровне понимания. Зачастую первичные цели, которые вы ставили перед собой в начале терапии, теперь вызывают у вас усмешку и представляются вовсе не такими важными, как казалось, потому что открылась новая перспектива и новые ориентиры. Переживания, с которыми вы раньше справлялись с трудом и при помощи вашего психотерапевта, теперь оказываются переносимыми, и вы сами умеете с ними разобраться — не гнать, не подавлять, не обесценивать, а сосредоточенно и внимательно проживать и понимать и продвигаться таким образом дальше.

Подобные наблюдения случаются не только в реальном финале психологической работы. Иногда мы с клиентом подводим такие промежуточные итоги довольно часто, раз за разом, как бы отмечая каждую небольшую пройденную ступень. А в иных случаях клиенту до самого конца терапии трудно почувствовать, что вообще хоть что-то изменилось и улучшилось — это серьезное испытание и вызов для нас обоих. Такое бывает, если главным результатом должны стать не конкретные изменения (в самооценке, отношениях и т.д.), а сама способность их замечать и принимать, а не обесценивать. Способность признаваться самому себе в новых ощущениях и перестать отворачиваться от реально происходящих улучшений, покончить с вечной ядовитой критикой всех своих достижений и почувствовать самоуважение за свой труд. Это изменения внутреннего плана, и внешние события (улучшения в семье, работе, телесном здоровье, например) следуют за ними, иногда параллельно, иногда с некоторым отставанием, они служат лишь подтверждением и воплощением душевных перемен.
Бывает и так, что результативность психотерапии и клиент, и психолог не могут толком почувствовать до самого конца работы, и требуется время, чтобы эффект — как эхо — докатился и заработал. Уже после окончания терапии происходит некое небольшое событие — сон, встреча, впечатление, — которое вдруг становится символом нового, и клиент может уловить связь: вот он, результат моей работы с психологом. Другое дело, что он не обязательно сообщит об этом психологу, и мы не всегда знаем, удалось ли нашему клиенту полноценно взять себе результаты терапии. Поэтому есть небольшой процент случаев, когда после всех трудов психотерапевт не получает морального удовлетворения от успешной работы, так как не видит ее результатов. Издержки профессии.

Таким образом, завершение психотерапии управляется теми же субъективными переживаниями, что и все другие ее составляющие. Иными словами, если вы чувствуете, что процесс подходит к концу, — значит так оно и есть, значит так тому и быть. Конечно, от излишней тревожности, неких сложных неосознанных переживаний может захотеться закончить терапию раньше. В этом случае вы, конечно же, имеете полное право ее закончить. Со своей стороны психотерапевт должен предоставить вам возможность спокойно обсудить ваши переживаниях, проанализировать, что вами движет, и понять — соответствует ли желание завершения логике ваших внутренних процессов, или это что-то вроде срыва, побега, паники перед чем-то особенным, и тогда нужно поддержать вас и помочь разобраться в том, что же происходит и от чего хочется сбежать. Такое обсуждение дает клиенту шанс не оборвать свой процесс на самом интересном месте, когда как раз внутри готовилось и вызревало некое новое душевное достижение, когда какой-то важный вопрос хотел подняться в сознание, какое-то некое подавленное чувство наконец-то осмелилось высвободиться и подать голос. Этот момент может сопровождаться тревогой, и обсуждение помогает ее смягчить.

Ритуал завершения психотерапии
Если вы приняли решение завершить терапию, вы обсуждаете это со своим психотерапевтом и совместно определяете конкретный срок. В моей практике я ориентируюсь на такое соотношение: сколько лет вы до этого были в психотерапии, столько месяцев отводится на завершающий ее этап. Например, вы работали 4 года, решили закончить психотерапию, — значит от этого момента отсчитываете примерно 4 месяца, и получившаяся дата определяется как последняя дата встречи. Удобно и полезно найти привязку к какому-то месту в календаре — окончанию года, началу отпуска, официальным выходным (майским и т.п.) или хотя бы к окончанию календарного месяца.
Завершающий этап психотерапии — особое время, обладающее своим замечательным потенциалом. По принципу «Помни о смерти» мы держим в голове будущее прощание, и это позволяет острее почувствовать весь смысл психотерапевтической работы. Это время, когда легче могут быть выражены все не выраженные доселе чувства, смелее сформулированы последние актуальные вопросы, искреннее высказаны оставшиеся претензии и недовольство чем-то в работе с психологом, более исчерпывающе проанализированы особо сложные темы. Бывает, что именно «на сладкое» остаются самые яркие чувства, образы, слова. Метафорическое сравнение окончания психотерапии со смертью помогает использовать все известные нам образы, связанные с оплакиванием, прощением и прощанием, в некотором виде проживать стадии горя, а также задумываться о «жизни после смерти» — то есть о том, что будет происходить в жизни клиента после окончания психотерапии. Здесь могут возникать чувства страха, одиночества или, напротив, освобождения или взросления — это последние яркие образы, которые отражают ключевые потребности и задачи, стоящие теперь перед клиентом. Полноценное, прочувствованное завершение позволяет этим последним аккордом сделать всю проделанную работу еще полезнее. Это не просто вишенка на торте, которую надо изящно поместить в конце. Пожалуй, это достойная рама, в которую помещается картина, над которой мы долго работали. Или надежный кофр, в который мы помещаем музыкальный инструмент, забирая его из мастерской — чтобы впоследствии играть на нем.

См. также:

* Когда имеет смысл обратиться к психологу?
* В чем состоит моя работа, и чем личный психолог отличается от друга?
* В чем специфика моей работы, чему я предлагаю уделять больше внимания?
* Какова примерная тематика запросов, с которыми ко мне обращаются?
* Как воспользоваться психологическими услугами, чтобы это пошло вам на пользу? (ссылки на несколько заметок)
* Каковы этические рамки работы психолога?

* Частота, время и длительность встреч с психологом (сессий).
* Общая длительность психологической работы, ожидания, объективные ограничения… Так сколько времени нужно работать?
* Готовиться ли к встрече с психологом заранее (делать ли что-то между сессиями).
* О чем говорить во время встречи с психологом.
* «А насколько часто встречаются люди, которые проходят весь путь психотерапии от начала до конца и потом перестают вообще нуждаться в помощи специалиста? Много ли таких попадалось вам за время практики? И какой метод, на ваш взгляд, самый эффективный?» — спросил меня однажды знакомый.
* Как выбрать психолога? Критерии объективные, субъективные… Чему верить?
* Анонимность, конфиденциальность, тайна психологической помощи… А пожаловаться?
* Как помогает психотерапия. Время и место.

 

(с) Юлиана Пучкова, частные консультации, индивидуальный психолог, Москва, ст. метро Китай-город.
Запись опубликована в рубрике Моя работа с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий