Смысл жизненных испытаний

«Мы приучились быть осторожными с большими организациями, коллективами и с бюрократическим аппаратом, которые пытаются использовать массы и, в конец концов, душат человеческие проявления, человеческий дух. По мере того, как мы все больше и больше признаем взаимосвязь наций и народов, мы понимаем также, что индивидуальная инициатива, свобода и ответственность — это ключевые элементы прогресса, культурной и социальной эволюции. Мир един, но все лучшее — в малом. Мы живем парадоксами.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ

Рождение создания XXI в. не было легким. В действительности это была продолжительная агония, которая потребовала от лучшей части человечества ста лет родовых потуг. Это агония трансформации, типичная для исторического периода, в котором знакомые, старинные структуры ломаются, а затем следует долгий период хаоса, смут и тревог. У.Х. Оден называет наш век Эпохой Тревоги, чьими священниками и раввинами стали психоаналитики. Пороговость — вот имя нашего коллективного опыта на протяжении большей части этого уходящего века. В будущем паттерны целостности, несомненно, проявятся сквозь ныне бесструктурную и разлагающуюся смесь традиции, идеологии, обычая и установок. Основанные на глубоких, уходящих корнями в архетипы образах и формах, они наберут энергию и направят ее в художественные, культурные, социальные и религиозные структуры, которых сейчас мы еще не можем видеть. С того места, на котором мы находимся сейчас, нам хорошо видно прошлое: потерпевшие крушение традиционные паттерны, десятилетия деструкции, войн и разъедающего интеллектуального анализа, свободное экспериментирование с образом жизни, семейными паттернами и сексуальностью, неотъемлемо присущее глубокой пороговости; но мы все еще не можем с точностью распознать возникающие паттерны целостности.
[...] Нам важно понять природу и цели индивидуальной психологической трансформации, во-первых, чтобы справиться с сопровождающей ее тревогой, во-вторых, чтобы обозначить основные ее черты, без чего ее не отличишь от простого деструктивного нигилизма, с одной стороны, и утопических заблуждений — с другой. Жизненно важно начать видеть каждую индивидуальность как непреложное целое, а не как шестеренку гигантской машины или песчинку на берегу океана человеческой общности. Более того, можно провести важную аналогию между индивидуальной трансформацией и коллективным процессом перемен».

*****

Приведенная в начале цитата из книги Мюррея Стайна «Трансформация: Проявление самости» для меня в целом обозначает и роль психологической (аналитической) работы в жизни отдельного человека, и в жизни общества и человечества, и точно привязывает ее специфику к тому, что сегодня происходит с нами всеми в той или иной степени — в отдельном человеке, в семье, в обществе, в мире.

Мучительные душевные переживания — будь то захлестывающие эмоции, подавленность, конфликты или бессилие — неустранимы одним мановением волшебной палочки, и психологи такого и не обещают. Однако все эти страдания могут быть осмыслены как целенаправленная работа по разрушению старого и созданию нового. Сильные болезненные кризисы, трагические утраты, глубокое горе, равно как и смутное недовольство собой и некий неясный дискомфорт могут быть поняты не как бессмысленные, мучительные, издевательские или равнодушные послания слепой судьбы — а как личная, собственная работа души со своими трудностями, открытиями и наградами (тоже нашими собственными, которыми можно пользоваться и наслаждаться).

Любые упрощения, столь желанные для уставшего от сложностей человека (или общества), дают передышку, но не дают продвижения вперед. Свести все трудности к одной частной проблеме и искать простое быстрое решение (ампутировать больное место, погасить тревогу без разбирательств, удалить «врага» с глаз долой, отсечь «патологическое» от «нормального») — значит лишать себя части себя (того, что привычно отброшено в Тень) и тем усугублять страдания. Жизнь в глобальном мире, как и жизнь в целостном душевном состоянии предполагает контакт и взаимодействие со всем, что есть, — не для взаимного устранения или вечного противостояния, а для установления гармоничного порядка, в котором всему и всем есть свое место, и каждый продуктивно выполняет свою функцию.
Мне трудно судить, что выведет нас из кризиса в политике и обществе, а в своей работе психолога я могу опираться на профессиональные рамки и методы юнгианского анализа и теории аналитической психологии, которые доказывают свою эффективность в столкновении с самыми сложными переживаниями и ситуациями. Это происходит за счет обеспечения безопасности, целенаправленности и символической природы отношений между клиентом и психологом и самого процесса психологической работы (психотерапии, анализа). О разных аспектах этих рамок и методов вкратце сказано в других заметках на этом сайте, например, в разделах «Мои консультации«, «О методе«, «Толкование сновидений» и «Песочная терапия«.

* Стайн М. Трансформация: Проявление самости / Пер. с англ. — М.: «Когито-Центр», 2007. — 221 с. (Юнгианская психология)

 

Запись опубликована в рубрике Моя работа, Психология - везде с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий