«Чем старше, тем счастливее» — моя статья о старении

Моя статья о старении из журнала «Красота и здоровье» (2007 год):

Образу «хорошей старости» в нашем сознании места нет. Но не пора ли увидеть положительные стороны этого периода жизни?

Конечно, трудно сравнивать материальное положение наших пенсионеров и западных. Экономические и политические реалии последнего столетия не позволили многим россиянам, вышедшим на заслуженный отдых, жить на широкую ногу. Но, как утверждают психологи, даже при скромных доходах любой из нас может – если только захочет – найти в окружающей действительности позитивные моменты. Читать далее ««Чем старше, тем счастливее» — моя статья о старении»

«Искусство быть одной» — моя статья из журнала «Красота & Здоровье»

Статья о психологии одиночества была опубликована в майском номере за 2007 год журнала «Красота & Здоровье». Сегодня я бы кое-что в ней исправила, — и содержательно, и стилистически, — так как писалась она для определенной аудитории. Статья скорее говорит о том, что одиночество в психологии можно рассматривать с разных точек зрения, а не о том, в чем может заключаться помощь психолога. Но оставлю как есть, — в целом, идеи там описаны полезные.

*****

Одни из нас страдают от одиночества и хотят излечиться от него‚ как от болезни. Другие мечтают о том‚ чтобы хотя бы пару часов в неделю побыть наедине с собой. А третьи живут уединенно и чувствуют себя вполне счастливыми. Так хорошо ли человеку быть одному? В этом вопросе мы попросили разобраться психолога Юлиану Пучкову. Читать далее ««Искусство быть одной» — моя статья из журнала «Красота & Здоровье»»

Анонимность, конфиденциальность, тайна психологической помощи… А пожаловаться?

Принципы защиты информации в психологической работе:
* Анонимность — чтобы чувствовать себя собой.
* Конфиденциальность — чтобы чувствовать себя в безопасности.
* Тайна — чтобы прикоснуться к самым глубоким и истинным сферам своей души.
* …А пожаловаться третьим лицам? Тоже можно

Анонимность
Психологическая помощь анонимна, то есть вы не обязаны сообщать мне ваши личные данные, только имя, которым вы хотели бы, чтобы я вас называла.
Собственно, «анонимная психологическая помощь» — слегка «масло масленое», потому что если «психологическая» — значит никакие социальные метки человека роли не играют, и в паспорт ему никто не заглядывает, а интересуются совсем другими, душевными вещами. Психологическое пространство — это пространство, где человек недоступен для «опознания», какой-то социальной идентификации, «фиксации». Это одна из причин, по которой психологи не работают с людьми, с которыми их связывают еще какие-либо отношения и о которых они что-то заранее знают (со своими друзьями, знакомыми, родственниками, непосредственными коллегами, соседями и т.д.). Запрет на двойные отношения (т.е. сочетание терапевтических отношений с еще какими-либо) звучит, кажется, во всех вариантах этических кодексов. На эту тему я как-нибудь напишу отдельно.
Да, есть ситуации, когда анонимная психологическая помощь невозможна, так как психолог изначально узнает личные данные клиента при обращении или знаком с ним, — это работа школьного психолога, психолога в организации, в поликлинике или больнице, а также обязательная психотерапия (или анализ), которую проходят у своих старших коллег начинающие психологи при обучении. В частной же практике, которой я занимаюсь, когда человек обращается за помощью самостоятельно и вне каких-либо предписанных рамок, нет никаких источников, которые навязывали бы мне лишнее знание о вас, — я знаю лишь то, что вы сообщаете о себе.
Анонимная психологическая помощь обеспечивает безопасность клиента, Читать далее «Анонимность, конфиденциальность, тайна психологической помощи… А пожаловаться?»

Кузьма Петров-Водкин: все начинается с переживания чуда

Книжка Петрова-Водкина, того самого, Кузьмы Сергеевича. Называется «Пространство Эвклида», воспоминания о детстве, юности, пути художника. Хочу процитировать фрагмент, в котором рассказывается, как художник понимал настоящее обучение рисованию — через открытие ребенку чуда самого преображения бумаги от прикосновения карандаша, а уж потом переход к изобразительности конкретных предметов.
С некоторыми мысленными заменами и сопоставлениями очень интересно раскрывает суть переживания чуда встречи с некоей живой стихией. С этим переживанием, как мне кажется, человек сталкивается в обучении чему-то (особенно в гуманитарной сфере) и в контакте с собственными душевными процессами (в психотерапии или анализе). И открыть для человека возможность и вкус к такому процессу соприкосновения со своей душой — по-моему, главное, что может сделать психолог:

«Первоначальное обучение рисованию заключается в том, чтобы перевести внимание подростка на графический материал. Очень легко и сразу дети бросаются на предмет, минуя изобразительные средства, они начинают его усердно выцарапывать на бумаге, чернить и мусолить.
Лучшим упражнением являлась работа не сразу с натуры, а непосредственно с белизной бумаги и с чернящим инструментом, — к этой системе я пришел в раннюю пору моей преподавательской практики.
Для возбуждения интереса в учениках пускался я на разные выдумки, чтоб помочь им загореться магическим действием черного на белом. Читать далее «Кузьма Петров-Водкин: все начинается с переживания чуда»

Как выбрать психолога?

Нас, психологов, в Москве довольно много, и выбрать своего довольно сложно, если вы сами не имеете отношения к этой профессиональной среде и не знаете, какой диплом чего стоит, какие имена (упомянутые в качестве наставников) гарантируют высокие этические стандарты, а от каких лучше держаться как можно дальше. Поэтому при выборе психолога имейте в виду, что объективные критерии (образование, опыт и т.д.) — необходимое, но не достаточное основание для выбора. Обязательно сочетайте их с критериями субъективными: Читать далее «Как выбрать психолога?»

Помогает ли психотерапия на самом деле реальным людям?

«А насколько часто встречаются люди, которые проходят весь путь психотерапии от начала до конца и потом перестают вообще нуждаться в помощи специалиста? Много ли таких попадалось вам за время практики? И какой метод, на ваш взгляд, самый эффективный?» — спросил меня однажды знакомый. Вот мой ответ, лишь немного подредактированный:

— Такие люди встречаются сплошь и рядом, ходят по улицам рядом с нами. Возможно, и я сама из числа этих людей, хотя жизнь идет, и возможно я захочу продолжить свою терапию. Я очень как раз надеюсь, что некоторые из моих клиентов (с кем я завершила работу) действительно дальше пошли по жизни маршем, и все у них дальше будет хорошо (в смысле, они смогут дальше самостоятельно разрешать разные проблемы, которые будут у них возникать, ибо терапия дает и сильный обучающий эффект). А про других мне хочется думать, что они еще вернутся (не ко мне, к кому-то другому), так как в какой-то момент оставили важный процесс, который мог бы принести им больше пользы.

Статистики не скажу, не считала. Это невозможно. Скорее я бы про каждого думала, наступит ли для него в будущем какой-то уж совсем трудный новый период жизни, когда старыми запасами опыта и сил уже не удастся справляться и понадобится помощь в переходе на новый уровень.

Вопрос об эффективности также затрагивает тему того, кому требуется психолог, а кому нет. Я не знаю практики воцерковленных христиан, но мне всегда казалось, что есть какие-то параллели с исповедью. Кто-то скажет, что это надо делать всю жизнь и регулярно. Кто-то — что это надо делать, когда «припрет». Кто-то — что ему один раз хватило на всю жизнь, дальше сам вполне удачно справлялся. А есть множество людей, которые сами находят способы проживать свои психические содержания удовлетворительным образом, — осмысляя жизнь через проживание кино, литературы, истории, политики, философии, музыки. Читать далее «Помогает ли психотерапия на самом деле реальным людям?»

Переваривание прошлого

Статья Марии Кувшиновой о румынской волне: «Румынское кино (пусть и не слишком популярное на родине) совершило огромную работу по описанию и осмыслению ключевого момента в истории страны. То есть сделало ровно то, чем принципиально не стало заниматься кино российское, которое по выходе из комы решило все начать с нуля – и повисло в безвоздушном пространстве, задохнулось от условностей (критик Евгений Гусятинский в рецензии на фильм Сергея Лозницы с убийственной точностью говорит о «настоящем, не способном переварить свое наследие»). В этом смысле единственным «румынским» фильмом у нас остается «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова (у него безвоздушное пространство отчасти становится методом). Как и в «Лазареску», здесь мы имеем дело не с историческими событиями, а с последствиями, но герои не догадываются с последствиями чего, не могут восстановить ход событий, воспринимают положение вещей как единственную данность – и наследие вновь остается непереваренным». Читать далее «Переваривание прошлого»

Пожарное лето-2010 и микросообщества: статья Виктории Мусвик

Важная статья Виктории Мусвик о микросообществах. После пожарного лета-2010 мы получили возможность переосмыслить сам принцип коллективности и его добровольные формы воплощения в нашей стране, — в сравнении с насильственно насаждаемым советским опытом коллективизма. Причастность сообществу, участие в реальных делах для помощи другим людям, — один из факторов, который может быть спасительным для человека, утратившего ощущение осмысленности и полноты жизни. Читать далее «Пожарное лето-2010 и микросообщества: статья Виктории Мусвик»

Психическая травма — как с ней работают психологи

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов
«Аналитическая работа с психической травмой» — статья Марии Прилуцкой, моей коллеги по Клиническому центру аналитической психологии МААП. Сжатое изложение основных идей для специалистов, но познавательно и интересно для всех, кто интересуется этой темой. Читать далее «Психическая травма — как с ней работают психологи»

О трудностях диалога

При замене некоторых слов и контекстов получаются высказывания про психотерапию и анализ:

«Мы не настроены на то, чтобы слышать чужой голос. Мы настроены на то, чтобы чужой голос говорил нам наши слова.» Про то, как делается кино. Читать далее «О трудностях диалога»