Смысл жизненных испытаний

EscherMC_Escher - Rind

«Мы приучились быть осторожными с большими организациями, коллективами и с бюрократическим аппаратом, которые пытаются использовать массы и, в конец концов, душат человеческие проявления, человеческий дух. По мере того, как мы все больше и больше признаем взаимосвязь наций и народов, мы понимаем также, что индивидуальная инициатива, свобода и ответственность — это ключевые элементы прогресса, культурной и социальной эволюции. Мир един, но все лучшее — в малом. Мы живем парадоксами.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ

Рождение создания XXI в. не было легким. В действительности это была продолжительная агония, которая потребовала от лучшей части человечества ста лет родовых потуг. Это агония трансформации, типичная для исторического периода, в котором знакомые, старинные структуры ломаются, а затем следует долгий период хаоса, смут и тревог. У.Х. Оден называет наш век Эпохой Тревоги, чьими священниками и раввинами стали психоаналитики. Пороговость — вот имя нашего коллективного опыта на протяжении большей части этого уходящего века. Читать далее «Смысл жизненных испытаний»

Этический кодекс индивидуальных членов IAAP

Этический кодекс

индивидуальных членов

Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP)

 

Принят в последней версии в апреле 2005 года


Настоящий кодекс распространяется на всех индивидуальных членов (тех, кто не входит в членские сообщества) и рутеров (тех, кто проходит подготовку к индивидуальному членству) Международной ассоциации аналитической психологии. Все индивидуальные члены и рутеры IAAP, на которых не распространяются этические кодексы членских сообществ IAAP, должны быть осведомлены и согласны с настоящим кодексом. Аналитические психологи должны в своей работе вести себя в соответствии с высочайшими этическими стандартами и в качестве главной ценности признавать интересы своих клиентов. Эта ответственность является наиболее существенной составляющей статуса аналитического психолога.

Нарушение любого из этических правил IAAP рассматривается как серьезный проступок. Игнорирование Этического кодекса индивидуальными членами может повлечь за собой приостановку или прекращение членства в ассоциации.

1. Отношения между аналитиком и пациентом.

Ответственность перед пациентами:

Аналитик при любых обстоятельствах уважает целостность своего пациента. Исключение составляют ситуации очевидного и значительного риска для пациента, в которых требуется вмешательство без согласия пациента.

А) В начале лечения аналитик разъясняет пациенту условия: время, частоту встреч и их стоимость. Аналитик гарантирует выполнение этих условий в дальнейшем.

B) Финансовые условия работы аналитика соответствуют существующему уровню стоимости тех или иных видов работы.

C) Во время лечения социальные контакты с пациентом должны быть прекращены. После лечения следует также иметь в виду возможность продолжения переносных чувств и быть осмотрительными в социальных контактах. Социальные контакты с родственниками пациента могут осуществляться самым деликатным образом и только с ведома и согласия пациента. Исключения могут составлять некоторые обстоятельства, например, если пациент опасен для себя или окружающих, в лечении детей или если в принятый план работы включены встречи с семьей или другими людьми в терапевтических или консультативных целях.

D) Конфиденциальность и сохранность анонимности пациента являются вопросами первостепенной важности. С особенной осторожностью следует подходить к публикации клинического материала и его презентации на клинических семинарах. Следует уважать просьбу клиента не публиковать и не обсуждать его случай. Ограничения такого характера уместны и в ситуации профессиональной консультации. Исключение могут составлять случаи угрозы судебных разбирательств и законно обоснованные случаи нарушения конфиденциальности, например, в случае насилия над детьми, необходимости предотвращения опасности для третьих лиц, по требованию суда и т.п.

E) Аналитический психолог должен воздержаться от сексуальных отношений с пациентом и получения личной выгоды в любой форме, которая выходит за рамки аналитического контракта (рамки). Также неэтичным считается прерывание терапевтических отношений для вступления в отношения сексуальные.

F) Аналитический психолог должен воздержаться от применения физического принуждения в работе с пациентом. Использование физических средств удержания допустимо лишь в случаях, когда пациент физически опасен, и его необходимо остановить.

Общая личная ответственность:

G) Аналитический психолог не приписывает себе уровень квалификации, которому фактически не соответствует.

H) Аналитический психолог добросовестно ссылается в своих работах на коллег и не занимается плагиатом.

I) Аналитический психолог не работает с пациентами находясь под воздействием алкоголя и других веществ, а также в состоянии физического или психологического неблагополучия (болезни), которое существенно влияет на его способность к практической работе, применению необходимых навыков и здравому суждению.

J) Если аналитический психолог обвиняется в преступных действиях или замечен коллегами (или государственной лицензирующей организацией) в неэтичном профессиональном поведении, он(а) обязан(а) известить президента IAAP о положении дел с изложением соответствующих фактов.

II. Отношения между супервизором (или обучающим аналитиком) и супервизируемым аналитиком

Ответственность перед супервизируемыми:

Супервизор и обучающий аналитик уважают особые отношения, которые устанавливаются в процессе супервизии. Супервизор и обучающий аналитик не извлекает выгоды из своего авторитета для вовлечения в сексуальные отношения или любого рода эксплуатации лиц, в отношении которых проводит обучение, оценку уровня подготовки, рекомендации к дальнейшему продвижению. Подобные ограничения должны соблюдаться и по окончании супервизорских отношений с учетом возможных продолжающихся и неразрешенных переносных переживаний и проекций, возникших во время работы.

III. Ответственность в представлении Этическому комитету

Ответственность индивидуального члена при обращении за помощью и информировании о непрофессиональном поведении:

A) Ответственность за обращение за помощью и информирование Этического комитета о своем неэтичном поведении лежит на самом индивидуальном члене IAAP. Такое информирование не освобождает аналитика от ответственности за такое поведение и не избавляет его от дисциплинарных мер со стороны Этического комитета.

B) Если аналитик – член IAAP узнал о непрофессиональном поведении коллеги, он(а) несет ответственность за информирование Этического комитета, за исключением случаев, когда необходимо соблюсти конфиденциальность в отношении пациента. Если член IAAP узнал о неэтичном поведении коллеги или рутера, он(а) в первую очередь говорит об этом с самим коллегой или рутером, чтобы тот прекратил такое поведение, и при необходимости рекомендует обратиться за консультацией или личным анализом (лечением). Если это невозможно сделать напрямую по причинам, связанным с конфиденциальностью, следует обратиться к председателю Этического комитета.

Ответственность при представлении Этическому комитету:

C) Если аналитик – индивидуальный член IAAP или рутер вызван для ответа на претензию или жалобу, чтобы прояснить ситуацию предполагаемого нарушения Этического кодекса, отказ от встречи с Этическим комитетом и от благонамеренного сотрудничества может быть основанием для взыскания за неэтичное или непрофессиональное поведение. Такой отказ от сотрудничества может дать комитету повод для направления рекомендации о приостановлении или прекращении членства аналитика в индивидуальной форме или в составе членского сообщества IAAP.

Проект Этического кодекса IAAP с добавлениями и изменениями в основном базировался на «Этическом кодексе, основных положениях и процедурах», созданных Обществом аналитической психологии (the Society ofAnalytical Psychology, SAP, Лондон, февраль 1991), Институтом К.Г.Юнга в Сан-Франциско (the C.G. Jung Institute ofSan Francisco, апрель 1991) и Нью-Йоркской ассоциацией аналитической психологии (the New York Association forAnalytical Psychology, ноябрь 1983 and ноябрь 1986).

Eli B. Weisstub, M.D., FRCPC
July 1992

Ранее существовавшая секция «Состав и функции Этического комитета» удалена с одобрения съезда IAAP 22 августа 2001 года, и соответствующая информация включена в Конституцию IAAP.

Последняя редакция: апрель 2005 года, сделана Eli B. Weisstub, Liliana L. Wahba, Richard Willetts и Этическимкомитетом IAAP.

_______________________
* Перевод Ю.О.Пучковой

Специализация, подготовка, опыт

Специализация

1. Аналитический психолог:

«Юнгианская психотерапия» (базовая обучающая программа МААП, 2008 год выпуска, длительность 600 ч. в течение 2 лет).
— Личный индивидуальный анализ:
— 250 часов у сертифицированного юнгианского аналитика, члена IAAP (2006-2012);
— в анализе у члена Московского психоаналитического общества с 2018 г по наст.вр.
— Участие в супервизорской группе (около 110 часов) под руководством Е. А. Пуртовой, сертифицированного юнгианского аналитика.

А также:
— участие в годовом методическом семинара Е.А. Пуртовой, супервизора IAAP (разработка семинара по развитию символического мышления у практикующих психологов, а также подготовка воркшопа «Пространственные архетипы — трансформация уровней сознания» вместе с В. И. Андреевой к конференции МААП (мы также провели отдельный семинар о пространственных архетипах);
— участник (в 2008-2009 гг.) интервизорской группы аналитических психологов;
— аналитический подход в психотерапии и психокоррекции зависимостей (базовый семинар, 16 ч.) — авторский курс Ю.В. Власовой;
— аналитическая психология и искусство (24 ч.) — авторский семинар Н.А. Ретеюм и А.Н. Коротковой;
— Таро: базовый курс и «Сказочное Таро» (60 ч.) — авторский курс Г.Б. Бедненко (см. также статью «Традиционные символические системы и путь индивидуации: карты Таро«).

2. Детский / подростковый психотерапевт:

— Член Ассоциации детского психоанализа.

— Обучающая программа Тэвистокского фонда «Понимание бессознательной коммуникации у детей и подростков», куратор — Dr. Alessandra Cavalli, SAP, London, организатор — Ассоциация детского психоанализа (2017–2018).
Индивидуальный супервизор: Ian Williamson (ACP, BPC).
Преподаватели: Eduardo Pitchon, Ian Paton, Nina Wessels, Kathryn Fanton.

— Участник обучающего проекта «Наблюдение за младенцами» (Infant Observation) по методу Эстер Бик (2018–2021). Метод используется в Тавистокской клинике (The Tavistock and Portman NHS Foundation Trust, Лондон) с 1948 года как обязательная часть системы подготовки детских психотерапевтов, а в настоящее время используется и для обучения аналитиков, работающих со взрослыми.
Ведущие: Мария Кондратчик, Елена Кошелева.

— «Психотерапия телесных симптомов и психосоматических расстройств у детей» — авторский курс аналитического психолога, детского психотерапевта М.И.Прилуцкой (2012 г.).

3. Юнгианский песочный терапевт (Sandplay-therapy) (Википедия о методе Sandplay):

Член Российского общества Сэндплей-терапии.

— авторская обучающая программа сертифицированного юнгианского аналитика, члена IAAP В.И.Андреевой, 56 ч;
— супервизорская программа президента Международного общества Сэндплей-терапии (ISST), Dr. Alexander Esterhyusen, 72 часа, 1 год;
— супервизорская программа президента Израильского общества Сэндплей-терапевтов (ISTA), Michal Troudart, 72 часа, 1 год.
— супервизорская программа Итальянской ассоциации Сэндплей-терапии (AISPT), преподаватели — Dott. Carlo P.Ruffino, Dott.ssa Elvira Valente, Dr. Ulrike Hinsch и др., 2 года (2018-2019).

Опыт психологической помощи

— Частная психологическая практика — с 2006 года по настоящее время.
— Специалист (индивидуальный психолог) Клинического центра аналитической психологии МААП — 2010-2012 г.г.
— Специалист (индивидуальный психолог) центра «Счастливая семья» — 2006-2007 г.г.

Преподавание

— Преподаватель в авторской программе В.И.Андреевой по Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии), семинары: оборудование / принадлежности кабинета песочной терапии, ритуал Сэндплей-терапии, анализ песочных картин, особенности работы со взрослыми, пространственные архетипы в анализе композиций, телесные аспекты и состояния сознания в Сэндплей-процессе, — с 2015 г по настоящее время.
— Ведущая семинара по Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии) в 10-месячной программе «Аналитическая психология» Института современных психологических технологий, (руководитель программы — Е.Ю.Трошина), 18 ак.ч. — в 2016 г.

Работа в СМИ

— Ежеквартальный научно-практический журнал «Юнгианский анализ» (главный редактор — Е.А. Пуртова, научный редактор — Ю.В.Власова, издатель — Высшая школа психологии)
* редактор сайта с 2015 г.
* выпускающий редактор, редактор переводов в 2009-2012 г.г.

— Редактор журнала Psychologies (ИД Hachette Filipacchi Shkulev) — в 2005-2006 г.г.
— Редактор рубрики «Психология» в журнале «Красота и здоровье» (ИД «Деловой мир») — в 2007-2015 г.г.

Образование

— индивидуальное консультирование (ВШП при Институте психологии РАН, с 2012, программа второго высшего образования).
— индивидуальное консультирование и ведение тренингов (ИППЛи «Генезис» совместно с факультетом психологии МГУ, 2006, 1024 ч. в течение 1,5 лет, дополнительное образование, сертификат подтверждает право на ведение практической деятельности),
— социальная психология (МПСИ, 2004, второе высшее неоконченное),

А также другая психологическая подготовка:
— «Введение в embodiment-подход» — семинар Александры Вильвовской, первого российского сертифицированного embodiment специалиста, руководителя международной обучающей программы Embodied Facilitator Course.
— Авторский курс д.п.н., профессора МГУ Ю.Б.Гиппенрейтер по нейро-лингвистическому программированию, 2000–2002 (180 часов).
— Семейные реконструкции по методу В.Сатир в интерпретации Ю.Б.Гиппенрейтер, 2000–2004 (48 часов).

Некоторые публикации

Научная, практическая и популярная психология, переводы с английского.

«Что такое юнгианская супервизия?» — журнал Высшей школы психологии «Юнгианский анализ», №1, 2010.
«Душа тела. Юнгианский подход к психосоматике» (Psyche of the Body. Jungian Approach to Psychosomatics) — перевод книги юнгианского аналитика Денис Жименес Рамос, «Добросвет», 2014. (рецензия на книгу)
* «Девять окон в целостность. Исследование чисел в сэндплей-терапии» — редактура книги Пратибхи С. Иствуд, Ph.D., члена общества «Сэндплей-терапевты Америки» (STA) и Международного общества песочной терапии (ISST) , 2018.
* «Иаков и Исав. О коллективном символизме мотива братьев» — перевод книги Эриха Ноймана, 2018.
* «Таинственный визит. Архитектурная прогулка по Башне Юнга» — перевод статьи Дж.Сэвидж и М.Ларсона и комментарий.
* «Тень Героя. Враг, калека, нищий», — перевод книги израильского юнгианского аналитика Эреля Шалита, 2019.
* Перевод ряда статей и книг по кляйнианскому анализу и детско-подростковой психотерапии из ведущих изданий «Journal of Child Psychotherapy», «The International Journal of Psychoanalysis», «British Journal of Psychotherapy» и др. для 3-летней учебной программы Ассоциации детского психоанализа, 2018-2019.

В журнале Psychologies:

Откуда мы знаем, что это любовь?
* Кто забирает нашу энергию?
* Коучинг: путь, ведущий к цели
* Фразы, которые мешают нам жить
* Клиент-центрированный подход. Опыт роста
* На дорогах сладострастия
* Выйти из любовной зависимости
* Я никому не доверяю
* «Что вы на меня смотрите?»

А также в 2006–2014 г.г. публикации в других популярных изданиях («Красота & Здоровье», «WDay», «Час для вас» и др.).

Юнгианский анализ / аналитическая психотерапия

В работе я опираюсь на парадигму аналитической психологии (как теоретической дисциплины) и юнгианского анализа (как практического метода помощи людям).

Название моей специализации — аналитическая психология. Так назвал свой метод понимания психики его автор — Карл Густав Юнг, швейцарский психиатр, последователь и оппонент Зигмунда Фрейда. Часто названия «аналитическая психология» и «психоанализ» соседствуют в одном контексте, как бы дополняя друг друга и споря друг с другом, когда психолог (исследователь или практик) относит себя к общему полю этих дисциплин. См. статью «Аналитическая психология» в Википедии, созданную мною на основе различной юнгианской литературы и перевода аналогичной статьи из англоязычной Википедии.

«Юнгианский аналитик» — традиционно так имеют право именовать себя специалисты, имеющие международно признанный статус, членство в Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP). Есть также статус кандидата IAAP, проходящего курс подготовки к квалификационному экзамену. Те, кто, как и я, не является членом этой ассоциации (или дочернего ее отделения в своей стране), корректнее называют себя аналитическими психологами, обозначая таким образом лишь специализацию, но не статус.

Вполне корректны различные наименования этой специализации и метода, — встретив их, знайте, что речь идет все о той же аналитической психологии и ее практическом методе — юнгианском анализе:

— юнгианский психоанализ,
— юнгианская психотерапия/терапия,
— аналитическая психотерапия/терапия,
— аналитически ориентированная психотерапия/терапия.

Также можно встретить название «глубинная психология» — оно чаще обозначает не столько аналитическую психологию, сколько более широкое направление, имеющее дело с бессознательным и включающее в себя и другие направления. Подробнее о примерно принятой сегодня таксономии дисциплин этой сферы — см. краткую статью в Википедии.

Итак, юнгианский анализ и аналитическая психология.
Для меня это метод понимания душевных процессов через то, в каких образах человек организует и выражает свой опыт переживаний. Образы выражают то, что еще не может быть рационально сформулировано, но что уже движет человеком. За этими образами (их можно заметить в сновидениях, речи, рисунках, песочных композициях, поведении, телесных проявлениях, отношениях) можно распознать обобщенные единицы смысла (архетипы), которые укажут, куда и зачем вы двигаетесь, что вами руководит, чего вам не хватает и где лежит ключ к решению психологической проблемы, — будь то сложные личные отношения, неудачный брак, депрессия, тяжелые сны, безответная любовь, напряженные отношения с мужем или женой, детьми или родителями, плохое самочувствие без медицинских на то причин и даже денежные затруднения или проблемы в карьере.
Процесс работы с психологом — это разворачивание картины того, что происходит в вашей душе, и распознавание образов-ориентиров, дающих подсказку о том, на что нужно обратить внимание.

Вот как об этом методе говорят юнгианские аналитики:

«Аналитическая психология — направление психологической теории и практики, основанное Карлом Густавом Юнгом. Юнг создал сложный и необычайно красивый подход, описывающий широкий круг психических явлений – кризисы, симптомы, сновидения, мифы, символы, трансцендентный опыт. В свете юнговских идей они наполняются многомерностью, глубиной и осмысленностью. То, что на первый взгляд кажется патологичным, неправильным, может быть увиденным как дар и важное послание бессознательного, помогающее понять себя. Благодаря работам Юнга в психологии появилось место для понимания религии, алхимии, парапсихологии и других феноменов.
Психическое пространство, с точки зрения Юнга, шире индивидуальной психики, коллективное бессознательное объединяет человечество в целом и влияет на личность каждого. Благодаря личному исследованию бессознательного Юнг описал для нас основные ориентиры во взаимодействии с внутренней реальностью». (Е.А. Пуртова, из текста о Московской ассоциации аналитической психологии, МААП)

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов
Фото — Виктор Голубков
Фото: Виктор Голубков

«Фрейда больше всего интересовали невротики, а не психотики. Невротик представляет собой человека, который все еще функционирует в обществе и осознанно ориентируется в жизни, но чьи отношения с собственным подсознанием неадекватны. У психотика же, напротив, эти отношения окончательно нарушены. Работая с психотиками, Юнг стал настоящим специалистом в области архетипологии бессознательной образности.
Он стал читать книги по компаративной теории мифа — Фробениуса, Бастиана, Фрезера. Вскоре он понял, что образы, которые его пациенты извлекали из глубочайших тайников души, в точности соответствуют тому, о чем пишут господа сравнительные мифологи в своих студиях по истории религий. Бредовые фантазии его пациентов обнаруживали поразительные параллели с основными темами и сюжетами мифов. Далее Юнг обнаружил, что эти параллели проявляются не только у психотиков, но также и у невротиков, и у сравнительно уравновешенных индивидуумов. Это открытие потрясло его до глубины души и заставило со всем рвением погрузиться в изучение мифологии. «Символы трансформации», в которых идет речь о связи между снами и мифологическими видениями, стали именно той книгой, после которой Фрейд отказался работать с Юнгом. Этот труд со всей очевидностью прояснил, что Юнг больше не верил в секс как альфу и омегу подсознательной символической системы, а также в регрессивный психоанализ как единственно возможную форму терапии». (Джозеф Кэмпбелл, из книги «Пути к блаженству. Мифология и трансформация личности»).

«Проявление интереса к собственным сновидениям – это способ отражения самого себя, способ саморефлексии. При этом не самосознание отражается само в себе: оно скорее обращает внимание на объективную актуальность сновидения… Оно отражает не эго, но Самость; оно отражает иную личность, чуждую тому эго, которое мы всегда считали своим, ствол, из которого выросло это эго». (К.Г. Юнг, Civilization in Transition, цит. в статье П.Кюглера «Субъект» сновидений»).

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов
Фото — Виктор Голубков
Фото: Виктор Голубков

«Без участия Другого, как необходимой противоположности, достраивающей часть до целого, и Божественного Присутствия, обусловливающего и благословляющего результат, развитие автономной психики невозможно. Выбор партнера, однако, не всегда способствует развитию, а иногда – наоборот, укреплению деструктивных защит и регрессу к архаичному состоянию, блокирующему контакт с Миром и Другими. Опыт подобных отношений неизбежен, и он помогает в зрелом возрасте отличать партнеров, отношения с которыми нас развивают и приближают к Самости, от тех партнеров и отношений, которые нас оставляют в тупике. Немногим семьям удается развиваться и развивать отношения, и немногим удается пройти весь цикл, не слетев с точки запредельного напряжения. И часто за алхимическую реторту люди принимают институт брака и общую территорию – квартиру, дом и пр. Существует иллюзия, что как только двое будут помещены в резервуар совместного быта, сразу начнут происходить волшебные превращения, ведущие к счастью. Но «реторта» находится не снаружи, а внутри, и если двое оказались рядом случайно или для того, чтобы получить социальный статус и соответствовать стереотипам, то ничего, кроме разочарований, не произойдет». (О.Лаврова, в статье «Символическая семья»).

«Концепция Юнга широка и может быть четко прослежена в трех основных темах: дифференциация индивидуального от коллективного, взаимоотношения индивидуума и коллектива, природа и условия развития индивидуации как таковой. […]
Результат этого процесса интеграции Юнг обозначил как индивидуацию, в которой индивидуум переживает новое равновесие и новый центр, придающие личности новое и более прочное основание. [… ] В таком случае поведение человека не ощущается как фрагментированное противоречивыми конфликтами и расщеплениями. Наблюдатель воспринимает его, как пребывающего в контакте с собой, какой он есть на самом деле (никогда как простое подражание другим) и, в принципе, как способного с психологической точки зрения воспринимать других такими, каковы они есть на самом деле. Такой человек видится подлинным во всех своих поступках как целостный человек и никогда как слишком покладистый или явно самонадеянный, или слишком неуверенный в себе. Его воспринимают как свободного от навязчивой потребности быть высоко «индивидуальным» и «особенным». Его уверенность в себе и судьба не основаны на подавлении тревоги или сомнений. Такие люди имеют прочное чувство способности к выживанию и поэтому могут чувствовать относительную безопасность в разнообразных ситуациях и различных социальных условиях». (К. Ламберт, в статье «Процесс индивидуации«).

«Душа представлена в разнообразии цветов, включая все оттенки серого, голубой и черный. Для заботы о душе нужно наблюдать весь спектр ее цветов и противостоять искушению придерживаться только белого, красного или оранжевого – ярких цветов. Идея «раскрашивания» старых черно-белых фильмов связана с общим отрицанием нашей культурой всего темного и серого. В обществе, которое защищается от чувства трагического в жизни, депрессия воспринимается как враг, неизлечимая болезнь; хотя именно в таком обществе, посвященном свету, депрессия компенсаторно будет особенно сильной.
Забота о душе требует признания этого способа, которым она заявляет о себе. Сталкиваясь с депрессией, надо спросить себя: «Что она здесь делает? Не играет ли она важную роль?» В случае депрессии, дающей нам ощущение смертности, надо предотвратить отрицание смерти, к которому мы легко скатываемся. Более того, нужно развить в себе вкус к депрессивному настроению, позитивное уважение той роли, которую оно играет в жизненном цикле души.
Некоторые чувства и мысли возникают только в темном состоянии. Подавите это настроение – и вы подавите эти идеи и размышления. Депрессия может быть таким же важным каналом для ценных «негативных» чувств, как страсть для любовных отношений. Влюбленность естественным образом приводит к признакам привязанности. И таким же образом пустота и серость депрессии вызывает осознание и выражение мыслей, которые были скрыты за фасадом легкого настроения. Иногда человек приходит на сессию в темном настроении. Он может сказать: «Мне не надо было сегодня приходить. Я буду чувствовать себя лучше на следующей неделе, и тогда будет больше пользы». Но я доволен, что он пришел, потому что мы вместе сможем услышать мысли и чувства его души, что было бы невозможно в его прекрасном настроении. Меланхолия дает душе возможность выразить не менее важную сторону, которая оставалась скрытой из-за неприятия ее темноты и горечи». (Т. Мур, в статье «Дары депрессии«).

«…клиенты часто говорят, что они решили вложить средства в терапию. Они преподносят проблемы, то, что они считают проблемами, в основном как помехи, снижающие их производительность. Они хотят избавиться от иррациональных переживаний, которые мешают работе разума, или от любовной привязанности, которая могла бы разрушить брак и закончиться дорогостоящим разводом. Они представляют терапию как процесс устранения проблем, уничтожения препятствий на пути безупречной деятельности homo economicus (человека экономического), как тренировку по превращению в высокопроизводительную машину – надежную, прочную, прекрасно управляемую, способную перемещаться по любой территории без поломок, пока не наступит конец жизни. Готово! В этой фантазии смерть кажется похожей на последний пункт из списка того, что «нужно сделать». Я слышала множество формулировок такого же прагматичного подхода: терапия как разновидность смазки для межличностных процессов, как способ достижения большего комфорта в человеческих отношениях, как метод увеличения возможностей либидо или как способ расширить свой духовный ассортимент. Только позже в процессе психоанализа, а в некоторых случаях и никогда, клиент может понять, что осознанность и духовная мудрость имеют огромную внутреннюю ценность, точно также как образование, творчество, изысканность, разборчивость в пище, философия, любовь, цветы, музыка.
Глубинно-психологический анализ – это возможность понять свою, что называется, «жизненную историю», которая заключает в себе множество ступеней развития; талант, способности и силы могут быть обнаружены или не обнаружены. Главным бенефициаром переосмысленной, измененной, обогащенной версии моей жизненной истории являюсь я сама. Так же, как получателем хорошего образования является тот, кому дана такая возможность. Сочетание тонкостей жизненных историй представляет собой не просто совокупность начитанности и просвещенности. Все, кто заботится о качестве своей внутренней жизни, могут выработать необходимые душевные навыки. (Дж.Парис, «Терапия как вложение капитала«, глава из книги).

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов
Фото: Виктор Голубков

 

(с) Юлиана Пучкова, частные консультации, индивидуальный психолог, Москва, ст. метро Китай-город.

Контекст сновидения: серии снов, прошлые сны, чужие сны

Сновидения надо понимать в контексте — вместе с ассоциациями, а также с предыдущими снами и вспомнившимися снами из прошлого. Это, на мой взгляд, логично вытекает из того, как Юнг предлагал понимать сны: не как нечто вытесненное из сознания (подход Фрейда), а то, что только хочет пробиться в сознание и обрести в нем какую-то определенную форму (подход Юнга). Это нечто, что только прорастает, постепенно проступает из бессознательного хаоса смутных ощущений и предчувствий. И ожидает от сознания шага навстречу — некоего усилия понимания. Уловить эти намечающиеся идеи сподручнее именно в развитии, наблюдая за переливами образов в серии сновидений или в цепочке вспоминающихся снов.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ

Серия, последовательность снов

Если вы записываете свои сны, ведете дневник сновидений, вам не составит труда взглянуть на предыдущие записи и сопоставить их с новыми. Поразмыслите, какие переклички можно заметить с непосредственно предшествующими снами. Даже если сюжет, образы, стиль свежего сна совершенно несопоставимы с предыдущими (это чаще всего так и бывает), попробуйте увидеть хотя бы какую-то преемственность. Например: Читать далее «Контекст сновидения: серии снов, прошлые сны, чужие сны»

Конец света

В 1958 году Карл Густав Юнг писал в статье «НЛО как предмет слухов»:

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов

«Конечно, сейчас осуществляются отчаянные попытки оживить христианскую веру, но попытки эти не касаются возможности вновь, как и прежде, достичь такого ограничения образа мира, при котором сохранилось бы место для метафизического вмешательства; речь идет об оживлении традиционной религиозности, но без настоящей христианской веры в потустороннее и надежды на близкий конец света, призванный окончательно и бесповоротно исправить прискорбную ошибку, каковой явился акт творения. Вера в «посюстороннее», в человеческое могущество обрела статус практической истины, все еще не поколебленной — несмотря на все уверения в обратном».

Ирония Юнга по поводу конца света как исправления ошибки его творца для нас может еще и указывать на наши переживания в связи с этим образом. Приобретая разнообразный жизненный опыт, особенно опыт неудач, боли, утрат, унижения, отчаяния, мы порой мечтаем стереть его из памяти, все начать с начала, с чистого листа.
Читать далее «Конец света»

С чего начать работу со сновидением

Первое, на чем следует сосредоточиться, — это наше непосредственное восприятие образов сновидения: какие чувства они вызывают, на какие воспоминания и размышления наводят. А второй шаг — из собранного материала извлечь смысл, то есть как раз понять, интерпретировать, истолковать сон. Сонники плохи, в частности, тем, что пропускают первый этап и сразу переходят к толкованию, причем никак не обоснованному: снятся муравьи — это к деньгам. Но разным людям в разные моменты жизни эти самые муравьи могут сниться с совершенно разными смыслами. Чтобы понять, что ваш сон значит именно для вас и именно сейчас, нужно потрудиться, и сонники тут мало чем помогут.

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов Читать далее «С чего начать работу со сновидением»

Теневые образы в сновидениях

Одна из идей для толкования сновидений состоит в том, что сны выражают позицию, противоположную сознательному видению. Зачем и почему это могло бы происходить и чем это может быть нам полезно?

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов

Дело в том, что сознание — это только часть психики. И у него есть собственные особенности, например, оно выделяет противоположности — дихотомии. Примеры дихотомий — день и ночь, добро и зло, черное и белое, счастье и горе, правда и ложь, истина и заблуждение, любовь и ненависть. Такая поляризованность — не свойство самой реальности, а именно способ, который использует сознание, чтобы разобраться в происходящем. В том числе, в самом себе сознание выделяет Эго (наше представление о себе, «день») и Тень — то, что мы считаем плохим, неправильным, не присущим нам («ночь»).
Тень мы по определению не можем увидеть в самих себе, а замечаем только в «зеркалах» — это то, что особенно раздражает нас в других людях. В Тень попадают любые черты и переживания, просто они оцениваются нами как «плохие», несовместимые с нашим представлением о себе. Поэтому они, как правило, вызывают у нас сильные неприятные чувства.
Некоторые образы в сновидениях можно понять как теневые. Таковыми считаются персонажи одного с нами пола, но наделенные противоположными (как нам кажется) качествами, пугающие и противостоящие нам. Например, скромной женщине, живущей однообразной скучной жизнью может сниться вульгарная, пробивная соблазнительница. А в сне мужчины, где он пытается ударить противника, ему мешает мальчик, со слезами виснущий на его руке. Читать далее «Теневые образы в сновидениях»

О чем говорит сновидение

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов
Наверняка вы обращали внимание, что если какая-то идея пришла вам в голову, то она уже какое-то время «варилась» у вас в голове и вот только сейчас сконцентрировалась, собралась, смогла осознаться и высказаться. Мы иногда даже говорим: «Я всегда это знал!», «Я давно об этом думала!», «Что-то такое уже вертелось…». Примерно таким образом некий внутренний процесс завершается сновидением. Правда, поскольку мы продолжаем жить и переживать, то процесс внутреннего осмысления продолжается и порождает все новые сновидения.

Читать далее «О чем говорит сновидение»

О книге Галины Бедненко «Красавица или Чудовище. Волшебная сказка и индивидуальный миф»

Запись к психологу, консультация психолога, поговорить с психологом, Сэндплей-терапия, песочная терапия, юнгианская психология и анализ сновидений, толкование снов«Взгляд на себя и свою жизнь как на миф позволяет почувствовать общую взаимосвязанность всех его частей – по преимуществу являющихся порождениями искусственных разделений и противопоставлений. Возделывание своей личности как мифологического пространства, нанизывание разнородных и разноуровневых событий на единую образную канву по принципу аналогии, созвучия, синхронии позволяет почувствовать свое единство, единение с собой, целостность и полноту. Порой для этого нужен внешний помощник – профессиональный психолог, но многие разумно обращаются к литературе. И книга Галины Бедненко – редкий представитель того пока до отчаяния малочисленного отряда изданий, которые практический психолог может рекомендовать своим клиентам. Рекомендовать, не боясь, что их оттолкнет герметичная, труднопостижимая (особенно в переводной литературе) система понятий или примитивная поучающая или расслабляющая интонация книг «для женщин» («пост-феминистская умильная женская духовность», по выражению Бедненко)». Читать далее «О книге Галины Бедненко «Красавица или Чудовище. Волшебная сказка и индивидуальный миф»»